Человек-слон (The Elephant Man, 1980)

Люди боятся того, чего они не в состоянии понять…(Джон Меррик)

Я долго ходил вокруг да около этого фильма. То настроения не было, то времени. Но наконец-то звезды совпали, и мне удалось выкроить два часа на просмотр. Но для начала немного статистики.

«Человек-слон» — это 6-й самостоятельный фильм Дэвида Линча в качестве режиссера, если считать по количеству, но учитывая, что первые 4 картины были короткометражками, то, по сути, это второй его полноценный художественный фильм после ленты «Голова-ластик» (Eraserhead, 1977). И, если рассматривать рейтинг IMDb в качестве отправной точки, самый значительный фильм Линча на сегодняшний момент, занимающий в рейтинге «250-ти Лучших фильмов» почетное 94 место. Также в этом списке, правда уже в третьей сотне, находится другой шедевр мастера – «Малхолланд Драйв» (Mulholland Dr., 2001). И возможно, если бы «Твин Пикс» мог участвовать в этом рейтинге, этот замечательный сериал тоже бы занял высокую позицию…

Картина Линча основана на реальных событиях и все основные персонажи, в частности сам Меррик и доктор Фредерик Тривс, существовали на самом деле. Основой для фильма собственно и послужили мемуары самого  Тривса, в которых он описывал свои отношения с Джоном Мерриком. Правда, по неизвестной причине, в этих записях доктор изменил имя своего пациента, называя его Джоном, когда на самом деле имя Меррика было Джозеф. Сам прототип главного героя, урожденный Джозеф Кэри Меррик, родился в Англии в 1862 году и умер в Королевском госпитале Лондона в возрасте 27 лет. На момент смерти врачи так и не смогли диагностировать его заболевание. Лишь намного позже, уже в начале 21-го века, при помощи анализа ДНК, ученые выяснили, что «человек-слон» страдал сразу от двух редких и неизлечимых заболеваний – неврофиброматоза и синдрома Протея.

Сюжет фильма рассказывает о последних месяцах жизни Меррика, с того момента, как викторианский хирург, Фредерик Тривс (Энтони Хопкинс), обнаруживает его на одном из лондонских стихийных шоу уродцев. Заплатив его «владельцу», мистеру Байтсу, Тривс проводит осмотр «человека-слона» и даже устраивает семинар для своих коллег. Показ проходит для доктора успешно, он отправляет «человека-слона» обратно, но вскоре вынужден забрать его вновь, после того как Байтс, в пьяном угаре, жестоко избивает свою «собственность». Доктору удается пристроить Меррика, с согласия директора госпиталя (Джон Гилгуд), в отдельную палату. В ходе общения с пациентом, Тривс к своему удивлению выясняет, что он не только умеет говорить, но и имеет начальное образование.

Жизнь Меррика в госпитале, несмотря на очевидные отличия от его существования на улице, под покровительством Байтса, по-прежнему оставляет желать лучшего. Да, он окружен некоторой заботой, которой он был, очевидно, лишен большую часть своей сознательной жизни. Однако всегда находились и находятся люди, такие как ночной смотритель госпиталя, которые будут пытаться заработать на его болезненной внешности. А сам Меррик, несмотря на очевидное признание в обществе, по-прежнему остается для большинства окружающих всего лишь «фриком», уродцем, экспонатом. Изменились посетители, теперь это не челядь, не люмпены, а состоятельные и благородные леди и джентльмены, но изменилась ли суть? Эти люди не тыкают в него пальцем, потому что им не позволяет так поступать воспитание и положение в обществе. Но можно ли верить в искренность их поступков? Может им просто наскучили привычные развлечения, а знакомство с «Человеком-слоном» — это новый способ разнообразить досуг? Даже сам доктор Тривс задает себе вопрос «Сделал ли я доброе дело, поместив этого несчастного человека из одной клетки, в другую, золотую, но клетку?»

Картина Линча, несмотря на уже непривычный для зрителя 80-х годов черно-белый формат, и достаточно монотонный стиль повествования, пользовалась коммерческим успехом, и сборы в 5 раз превысили бюджет. В 1981 году фильм отметили 8 номинациями на Оскара, но в итоге картина не получила ничего. С этим фактом связана и другая история. Дело в том, что в то время регулярной премии за грим не было, а вручался лишь специальный Оскар за достижения в этой области. Когда были объявлены номинанты, и в списке специальных наград не оказалось «Человека-слона», ряд членов киноакадемии написали письмо протеста, требуя вручить награду фильму Линча. Премию, к сожалению, так и не дали, но, тем не менее, результатом данного прецедента стало появление Ежегодной номинации за лучший грим.

Одним из продюсеров картины молодого режиссера стал тогда уже знаменитый Мел Брукс. Именно он настоял на том, чтобы режиссерское кресло занял Дэвид Линч, а также получил разрешение на съемки картины в черно-белом варианте. Свое имя Брукс убрал из титров намеренно, чтобы потенциальный зритель не ассоциировал трагическую ленту Линча с сатирическими фильмами самого комедиографа.

Исполнителям главных ролей, Энтони Хопкинсу и Джону Хёрту, участие в картине далось в разной степени. Херт, безусловно, был пострадавшей стороной, потому что его лицо было скрыто по несколькими килограммами грима, только нанесение которого занимало 7 часов ежедневно. Сам Хёрт как-то пошутил, что авторы фильма сделали всё, чтобы отвратить его от актерской профессии. А вот Энтони Хопкинс, несмотря на то, что сам считал свою роль сопереживающего доктора Тривса «скучной и однообразной», должен быть благодарен судьбе. Потому что в итоге именно эта роль стала своеобразным трамплином для его последующей, несомненной актерской удачи в знаменитом триллере «Молчание ягнят». По крайней мере, сам режиссер Джонатан Дэмми, намекал на то, что он взял Хопкинса на роль злого доктора Ганнибала Лектера, посмотрев «Человека-слона».

Eugene «Kinozlodey» Zharkov

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий