телефон фильм 1977 бронсон

Телефон (Телефон, 1977)

…После Карибского кризиса, в ходе которого земляне как никогда были близки к ядерной войне, каждая из сторон конфликта сделала нужные выводы. В СССР запустили программу по кодовым названием «Телефон», в рамках которой, под наркотическим гипнозом, нескольким молодым сотрудникам внутренних органов внушили, что они – всамделишные янки. По фальшивым паспортам их переправили в США, где расселили в самых разных штатах.

В случае очередного конфликта у Советского Союза будет туз в рукаве – смертоносные шпионы в тылу врага, готовые по отмашке произвести любые провокации без лишних колебаний. «Активация» каждого из этих самоубийц проста, как три советских рубля: достаточно произнести ключевую фразу в телефон, а именно отрывок из стихов Роберта Фроста и упомянуть фамилию агента по советскому паспорту. Получив приказ, псевдоамериканец действует «на автомате» и ценой своей жизни уничтожает некий близлежащий стратегический объект.

Минуло полтора десятка лет. Ядерной войны избежали. Ничего не ведающие шпионы в тылу продолжают довольствоваться всеми радостями капитализма. И тут случается ЧП – русский диссидент Николай Дальчимский, бывший архивариус КГБ, похищает копию списка всех агентов проекта «Телефон» агентов и с этим списком переходит границу. Спустя пару дней он начинает, одного за одним, активировать шпионов, которые достают из тайников взрывчатку и аки «Гастелло» атакуют военные объекты.

В СССР эти события вызвали переполох. Координаторы проекта «Телефон», полковник Мальченко и генерал Стрельский, переживают, что Дальчимский сдастся американцам либо, что еще хуже, подорвет всех шпионов разом, что может спровоцировать Штаты на непредсказуемые действия. Обидно и то, что за минувшие годы многие целы, заложенные в программу «Телефон», утратили своё стратегическое значение. К тому же выясняется, что нового госсекретаря КПСС «забыли» уведомить о существовании проекта «Телефон», а значит, если всё выплывет наружу, полетят не только партбилеты, но и головы.

Есть способ красиво выйти из создавшегося положения – устранить причину в лице диссидента. Для этих целей в Америку отправляют майора Григория Борзова (Чарльз Бронсон). Задача у майора простая – терминировать предателя и зачистить хвосты. В возращении Борзова комитет не заинтересован, поэтому завербованной американке Барбаре (Ли Ремик) приказано не только помочь майору на задании, но и устранить его по завершении миссии…

Шпионское кино – очень тонкий жанр. Шаг влево, шаг вправо и сразу впадаешь в крайности. Недоборщишь – получается унылое г…, переборщишь – классические фильмы про Бонда. К сожалению, у Дона Сигела, создателя культового полицейского фильма «Грязный Гарри», не получилось даже переборщить. «Телефон» представляет собой отличный образец того, как НЕ надо снимать кино про шпионские страсти.

Вся эта история представляется высосанной из пальца, особенно мотивы и методы главного «злодея» Дальчимского. Зачем мелкому сотруднику архива понадобилось строить из себя героя, тем более на вражеской территории? Если все шпионы активируются простым звонком, почему нужно было мотаться по всей стране, а не совершить все звонки из какого-нибудь мотеля в Аризоне? Я не читал литературную основу фильма, книгу Уолтера Вагера, но полагаю, большинство этого бреда вынесено напрямую оттуда. Помогал ему, кстати, другой известный сценарист и режиссер – Питер Хайамс, из-под пера которого часто выходят редкостные дешевки вроде «Конца света» или «Мушкетера».  Впрочем, другой роман Вагера, по которому был снят второй «Крепкий орешек», оказался немного поживее. Как говорится, раз на раз не приходится.

Известный герой боевиков и вестернов, один из участников «Великолепной семерки», Чарльз Бронсон в роли русского майора Борзова откровенно разочаровывает и смотрится тоскливо. Это явно не вершина его актерской карьеры. Даже Арнольд Шварценеггер, которого трудно представить в роли капитана советской милиции, исполняя роль Ивана Данко в «Красной жаре», выглядел намного правдоподобней. Радует то, что в отличие от большинства голливудской продукции, здесь русский кэгэбэшник – это всё-таки положительный персонаж, хоть и не вызывающий ни сочувствия, ни участия.

В отношении американских фильмов про СССР и Россию очень часто употребляется выражение «развесистая клюква». В случае с картиной Сигела – это выражение весьма уместно. Все эти пейзажи заснеженной Москвы, сделанные в Финляндии с непременной демонстрацией позолоченных православных храмов, бессменные каракулевые воротники и папахи, шапки-ушанки, спешно переделанные под «Калашников» М-16, портреты Ленина чуть ли не в каждом советском туалете и прочие «традиционные» атрибуты. Единственный на моей памяти более-менее достоверный (и то с большой натяжкой) фильм про СССР тех времен – это «Парк Горького» Майкла Эптида. Там, по крайней мере, капитан милиции не строил из себя супермена, передвигался на раздолбанных «жигулях», жил в коммуналке и был похож на живого человека, а не терминатора.

Сам фильм, безусловно, смотреть не стоит. Разве что из целей постебаться, но даже в этом ракурсе кинцо достаточно скучное. Кстати, один из эпизодов «Телефона» про секретаря-камикадзе здорово обыграли в первой части «Голого пистолета» с Лесли Нильсеном.

Добавить комментарий