Кэндимэн (Candyman, 1992)

В качестве вступления: Давным-давно, целых 15 лет назад, что составляет как минимум половину всей моей сознательной жизни, я познакомился с творчеством знаменитого Стивена Кинга. В то время компьютер уже не был роскошью, но еще не стал необходимостью, DVD «12 фильмов на 1 диске» еще не продавали на каждой станции метро, а слово «Интернет» так и писалось с Большой буквы и считалось чем-то сложным и не сильно нужным. Поэтому я читал и читал много.

Познакомившись с целой планетой писателя Кинга, я стал поглощать его романы и сборники с невиданной скоростью – новые книги я покупал чаще, чем некоторые бреются. И, само собой, вскоре я предстал перед очевидным фактом – я прочитал всё, что было в том или ином виде издано в России. Конечно, я мог бы читать на языке оригинала, благо язык я знал, но, увы, достать Кинга в оригинале в те времена было еще сложнее. И вот, как-то раз, будучи в книжном магазине, я, по-видимому, бросал на полки с зарубежной литературой такие тоскливые взгляды, что продавщица сжалилась и решила мне помочь. Она предложила мне Клайва Баркера... Здесь я опущу всякие восторженные дифирамбы о том, как этот случай изменил мою жизнь и прочее – всё гораздо проще, Баркер мне совершенно не понравился. А вот теперь поговорим о картине Бернарда Роуза «Кэндимэн».

Легенда гласит, что Кэндимэн был сыном бывшего раба, ставшего успешным бизнесменом. Наличие денег позволило отцу воспитать и выучить сына по лучшим стандартам образования, в итоге Кэндимэн стал известным художником, пользовавшимся успехом среди сильных мира сего, которые часто обращались к нему с просьбой перенести на полотно весь блеск и триумф своей удавшейся жизни. Однако, как говорят, что его кормило, то и погубило. Вступив во внебрачную связь с дочерью одного из своих «белых» клиентов, Кэндимэн перешел ту невидимую черту, которая все еще отделяла отпрыска бывшего раба от бывших господ. И это стоило ему жизни. Бедняге отрезали правую руку, насадили на культю крюк, раздели догола, обмазали медом и напустили на него стаю диких пчел. От укусов пчел Кэндимэн и умер. Вот такая занимательная и поучительная история произошла несколько десятков лет тому назад.

Чикаго, наши дни. Две молодые подружки, Хелен Лайл (Вирджиния Мэдсен) и Бернадетт Уолш (Кейси Леммонс) пишут диссертацию на тему современного городского фольклора. Речь идет не о частушках и поговорках, а о городских легендах, а проще говоря, о всяких страшилках и пугалках. И если истории Эдуарда Успенского про Черную руку, Гроб на колесиках и Красное пятно могут испугать только детей младшего и дошкольного возраста, то истории про Кэндимэна держат в страхе целый жилмассив многоэтажных построек на севере города под названием Кабрини-Грин. Ходят слухи и рассказы о том, что достаточно произнести его имя перед зеркалом 5 раз и Кэндимэн возникнет за твоей спиной, чтобы сию секунду распороть тебя своим крюком. Байки байками, но Хелен случайным образом выясняет, что в Кабрини-Грин действительно умирают люди, причем умирают страшно и при невыясненных обстоятельствах.

Будучи умной современной женщиной, Хелен понимает, что, скорее всего, за всеми этими загадочными убийствами стоит банальный человеческий страх и чья-то злая воля, но воля, тем не менее, живого человека, убийцы и бандита, но не призрака. Поэтому она вместе с подружкой отправляется на розыски доказательств своей версии, надеясь заполучить очевидные улики и показать своим более маститым коллегам, что большинство городских легенд – это всего лишь коллективный разум и людское невежество. Кто ищет – тот найдет, гласит пословица, поэтому настырное шатание блондинки по закоулкам недружелюбного негритянского гетто привело ее к закономерному результату – черепно-мозговой травме. Смуглый нападавший представился Кэндимэном, после чего заехал барышне крюком по голове и ретировался. Соседский мальчишка спас белую мисс, позвонив в полицию. Преступника задержали по горячим следам, списали на него всех глухарей по району и успокоились.

Увы, на этом история похождения Хелен в стране кошмаров не закончилась, а только началась. Оправившись от нападения, девушке пришлось встретиться с настоящим кошмаром Кабрини-Грин, самим Кэндимэном. Призрачный маньяк не доволен тем, что вера в него была поколеблена всякими мелкими гангстерами, выдающими себя за него, поэтому Хелен должна стать его следующей жертвой и возродить страх жителей, подпитывающий существование Кэндимэна в реальном и потустороннем мирах…

**********************************

Для англичанина Бернарда Роуза, «Кэндимэн» стал первым опытом совмещения работы сценариста и режиссера. И, как показало время, самым удачным. Все остальные поделки этого режиссера оказались намного хуже. К слову сказать, Роуз большой любитель творчества Льва Толстого и экранизировал три его произведения – «Анну Каренину», «Смерть Ивана Ильича» и «Крейцерову сонату». Но это к делу не относится.

Сам мастер, Клайв Баркер, выступил в данном фильме в двух ипостасях – в качестве соавтора сценария по своему рассказу «Запрещенное», а также исполнительного продюсера картины. Как я уже сказал в начале этой статьи, книги Баркера мне не понравились. Его киношное творчество, впрочем, тоже. Это тот самый случай, когда автор настолько бережно переносит свои творения на экран, что первоисточник можно и не читать, эффект будет тот же. Я честно ознакомился с его режиссерскими потугами в «Ночном племени» (Nightbreed, 1990). Меня даже хватило на просмотр первых трех частей «Восставшего из ада» (Hellraiser), однако на этом я решил завязать.

Почему мне не нравится Баркер? Сформулирую это так – ему не хватает утонченности и изобретательности Кинга. Возьмите любое произведение Баркера – основные постулаты и элементы следующие: кровь, мясо, садо-мазо и сатанизм. Ад, демоны, дьявол, расчлененка и прочие «радости жизни» — вот самые популярные и постоянные темы книг и фильмов этого английского автора. Я не хочу вступать в бессмысленную полемику с поклонниками этого писателя, но понять увлеченность подобными «шедеврами» тоже не могу.

С точки зрения общей направленности творчества, картина «Кэндимэн» одновременно и похожа на другие баркеровские ленты, и в то же время выгодно от них отличается. С одной стороны, привычные составляющие вселенной писателя здесь присутствуют в избытке: лужи крови, разорванные трупы жертв, отрезанная кухонным ножом голова собаки, демонический маньяк и как апофеоз – надпись «Сладкое – к сладкому», сделанная в общественном туалете самым распространенным для этого заведения веществом. С другой стороны, «Кэндимэн» — это не просто мясорубка, а достаточно крепкий психологический триллер, что отличает эту ленту, в частности, от уже упомянутого «Восставшего из ада», где основной упор делался не на сценарные ходы, а на визуальную демонстрацию различного рода извращенных картинок.

Отдельно хочется отметить отличные актерские работы Вирджинии Мэдсен и Тони Тодда. Сестра известного актера Майкла Мэдсена сама достигла в кино некоторых высот, однако, к сожалению, так и не смогла выйти из амплуа «блондинки в опасности», не став суперзвездой, хотя все предпосылки у Вирджинии были. Большая часть ее известных работа остались в 80 – начале 90-х годов, а нынешнему поколению ее имя уже ничего не скажет. Ее более именитый брат Майкл вряд ли видел картину «Кэндимэн», потому что, по его словам, принципиально не смотрит ленты, в которых его сестра снимается в обнаженном виде.

Второй звездой ленты стал, безусловно, Тони Тодд, который за всю свою карьеру достаточно часто изображал персонажей откровенно недобрых. Первой ласточкой для Тодда стало участие в знаменитом расцвеченном ремейке ромеровской «Ночи живых мертвецов» Тома Савини, после чего актер надолго приписал свое имя к жанру фильмов ужасов. Кэндимэн в его исполнении стал практически культовым персонажем и часто упоминается наряду с другими известными кинозлодеями, вроде Джейсона Вурхиса или Фредди Крюгера. Да, популярность этой франшизы по сравнению с «Пятницой, 13-е» или «Кошмаром на улице Вязов» ничтожна, впоследствии вышло всего два продолжения – в 1995 и 1999 годах. Но именно благодаря харизме Тони Тодда, этот персонаж получил распространение и снискал некоторую популярность среди поклонников жанра. Сам актер, на счету у которого уже более 146 (!) работ в кино, продолжает активно сниматься в ужастиках, например в молодежном триллере «Пункт назначения», и готовится повторить свою роль в грядущем ремейке «Ночь живых мертвецов: Начало» в 2011 году.

Резюме: Несмотря на мою нелюбовь к Баркеру, я все-таки порекомендую этот фильм все поклонникам жанра, потому что в целом картина получилась неплохая. Сиквелы я не видел, но думаю, они уступают оригиналу по накалу страстей. Тем, кто узнает в интерьерах многоэтажного дома Кабрини-Грин свою родную девятиэтажку, не пугайтесь – съемки проходили в Чикаго, так что спите спокойно…главное не произносите перед зеркалом пять раз название фильма.

Eugene «Kinozlodey» Zharkov

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий