«Фантазм» — 30 с хвостиком лет спустя, часть 2

Начало статьи

ДМ: Скажите, Ангус, вы долго работали над своим персонажем, «Верзилой»?

Скримм: Помнится, одним из первых эпизодов, которые мы снимали, был эпизод, когда старший брат впервые сталкивается с «Верзилой» на кладбище и тот кладет ему руку на плечо. Эту сцену Дон ставил буквально по кадрам. Он говорил мне куда смотреть, что говорить и т.д. Позднее он предоставил мне больше свободы действий.

Обычно я полностью погружаюсь в сценарные дебри. Однако в данном случае с диалогами мне не очень повезло. За всю картину «Верзила» выдает шесть или семь весьма коротких фраз, в том числе знаменитый возглас «Мальчик!» (Boy!). Меня постоянно просят её произнести. Но так уж я устроен, всегда чувствую себя уверенней, если предварительно тщательно изучу сценарий. Что касается костюма и грима, их придумала мать Дона, за что я ей очень благодарен.

ДМ: А Вы, Рэджи? Как насчет вашего персонажа?

Бэннистер: Мой персонаж – это очень хороший друг, готовый спасти ближнего своего даже ценой собственной жизни. Честно признаться, от меня этому образу досталось лишь имя.

ДМ: Правда ли, что, вся лента снималась в непосредственной близости от Лос-Анджелеса?

Коскарелли: Да. Внешний вид похоронного дома мы снимали в Оуклэнде. Там есть прекраснейший особняк в викторианском стиле, который обычно используется для проведения всяких торжеств. Основная же часть ленты была снята в долине Сан Фернандо.

ДМ: Как долго проходили съемки?

Коскарелли: Больше полутора лет, если быть точным. И в этом уникальность картины. Мы собирались делать всё по правилам, но, то не хватало организованности, то денег, то реквизита. Потом мы вообще стали собираться только по выходным. Плюс ко всему в целях экономии средств и времени я сам монтировал ленту по ходу съемок. Если сцена или эффекты выглядели неподобающе, мы тут же переснимали эпизод. В итоге, сами съемки заняли около года, а затем еще 6-8 месяцев завершающих работ.

ДМ: Что-нибудь менялось в течение этого года?

Коскарелли: Мы сняли 5 разных концовок, что по-своему было интересно. Изначально у фильма был весьма традиционный финал, но мы решили, что он не годится. Потом я предложил закончить картину чем-нибудь шокирующим, но и этот вариант отложили до лучших времен. Наконец, мы разработали идеальный финал, однако и он в окончательную версию «Фантазма» не вошел. Спустя годы мы использовали эти кадры в четвертой части, когда братья подвешивают «Верзилу» на дереве. И только после всех этих попыток мне в голову пришла идея, которая, в конце концов, попала в фильм. Слава богу, нас не сдерживали какие-либо ограничения или условности, мы могли действовать в рамках относительной творческой свободы. Картина спонсировалась по большей части врача и юристами, поэтому нам никто не брался указывать. Честно признаться, больше такой вольготности на съемках у меня не было никогда.

ДМ: Помните ли вы, какая атмосфера царила на съемках?

Коскарелли: Мы были очень воодушевлены, даже возбуждены, ибо наш фильм был сопряжен с риском для жизни. В картине много сцен с огнестрельным оружием, оно постоянно переходило из одних рук в другие, и мы почему-то не осознавали, что эти игры могут закончиться весьма плачевно. Даже холостое оружие представляет собой опасность в неопытных руках. В эпизоде, когда один из братьев стреляет из дробовика, мое лицо, слава богу, не пострадало, зато на мне загорелся пиджак. Тем не менее, все остались живы и здоровы, так что воспоминания у всех лишь положительные.

Бэннистер: Помню, как-то вечером мне звонит Дон и говорит, мол, мы сегодня собираемся, подъезжай. Я отвечаю, что я в клубе и останусь здесь до двух ночи, т.к. заменяю диджея. Ладно, соглашается он, мы за тобой машину пришлем. В итоге всё кончилось тем, что посреди ночи мы уехали куда-то в горы и засовывали нашего друга Томми (он играл одного из злобных гномов) в мой грузовик. Очень часто мы принимали решения спонтанно, от балды. Вот что я понимаю под «независимым» кинематографом. Диалоги зачастую переделывались на лету, прямо по ходу эпизода.

Скримм: Да, я тоже припоминаю, как мне в три часа ночи позвонил один из продюсеров фильма, Пол Пеппермен, и говорит: «Всё, мы готовы снимать твою сцену, как быстро сможешь добраться до Лонг Бич?». Да уж, ночных поездок было сполна.

ДМ: А откуда появилась «Барракуда»?

Коскарелли: Это я ее нашел. Я еще в старших классах учился, когда один парнишка годом младше где-то раздобыл такую тачку и рассекал по школьной парковке. Помнится, мы с друзьями стояли и истекали слюной при виде этой машины. Это был прекрасный Плимут ‘Куда’ зеленого цвета с белым салоном. Мотор рычал так громко, что аж вся парковка вздрагивала. Так что став режиссером, я сразу подумал, что неплохо бы включить эту тачку в фильм, ибо так я наконец смогу реализовать свою мечту. В те времена цена на данные модели как раз упала ниже плинтуса, на фоне роста цен на бензин и страховки. Мы просто выкупил одну у парня, который был несказанно рад избавиться от этого прожорливого крокодила. Мы машину почистили, помыли, кое-что докрутили и вуаля. Жаль, но после окончания съемок нам пришлось ее продать, потом она пошла по рукам и в итоге попала в аварию, так что, скорее всего сейчас эта машина доживает свой век уже на свалке или переработана в какой-нибудь тостер.

ДМ: Как по вашему, почему эта лента по-прежнему интересна зрителю?

Коскарелли: Я не сразу сообразил, что многочисленные фанаты нашего фильма – это люди, посмотревшие картину в возрасте 10-13 лет. Может быть есть и другие причины, но на бесчисленных съездах, собраниях, вечеринках и пр., ко мне постоянно подходили люди и говорили, что смотрели фильм именно в этом возрасте и до сих пор не могут забыть его. Полагаю, всё дело в том, что центральный герой – непутевый подросток, сирота. Он ездит на крутой тачке брата, стреляет из огнестрельного оружия, водит мотоцикл и, в конце концов, пытается освободить родной городок от присутствия инопланетного монстра.

Скримм: Согласен с Доном. Среди мальчишек лента вызвала настоящий фурор, став ответом на многие их страхи и опасения. Тема смерти и потери близких часто пугает и притягивает подростков одновременно. А в нашем фильме эта тема обыгрывается в приключенческом ключе.

ДМ: С вами кто-нибудь связывался по вопросу создания ремейка?

Коскарелли: Да, мне звонят чуть ли не каждую неделю, но я пока что думаю. Полагаю, что с учетом современного контекста какой-нибудь молодой режиссер мог бы неплохо модернизировать эту историю. Я жду подходящих обстоятельств. И, само собой, хочется, чтобы фанаты оригинала остались довольны.

ДМ: А вы сами не хотите снять продолжение?

Коскарелли: Вполне возможно. Пока ничего определенного сказать не могу.

Скримм: Я бы с удовольствием. Но предпочел бы не отклоняться от сюжета первых четырех частей, ибо я сильно привязан к своему персонажу. Чтобы в нынешние времена создать картину на уровне «Фантазма», нужны приличные деньги и свежие идеи. А без этого нормального фильма не получится.

Бэннистер: Ну, надеюсь, что если продолжение и выйдет, это произойдет до того, как кто-нибудь из нас откинет боты от старости.

1 Trackback / Pingback

  1. "Фантазм" - 30 с хвостиком лет спустя, часть 1 | Кинозлодей.ру - Блог о кино

Оставить комментарий