Спагетти-вестерн: Особенности итальянской кухни, часть 1

«Хочешь стрелять, так стреляй, а не болтай» (с)

Цитируя персонажа «Плохих парней» Майка Лоури (Уилл Смит), «все хотят быть похожим на Майка». Другими словами, неплохо быть богатым, успешным, знаменитым и крутым. И чтобы девушки любили. Бесплатно. В уже далекие от нас 60-е годы прошлого века американцы еще не успели возбудить завистью к своему образу жизни весь остальной мир, но отдельные очаги копирования и подражательства уже появились. Так, на фоне доминирования итальянского кинематографа в мировом киносознании, сами итальянцы исподтишка подарили нам новый жанр, впоследствии получивший название «спагетти-вестерн».

Небывалый расцвет киноискусства в Италии сыграл с местным зрителем злую шутку. О бедных итальянцах «не замолвили слово». Большинство картин Феллини, Антониони, Бертолуччи и Пазолини напрямую возносились на высшие ступеньки международных фестивалей и смотров, минуя «низменный» широкий прокат на родине. Впрочем, эти картины и не пытались достучаться до простых смертных. Итальянское кино стало образцом элитарности и высокого вкуса, автоматически лишив себя массовой любви. Свято место пусто не бывает, и те самые массы обратили свой взор на яркую упаковку дружелюбной кинопродукции из такого далекого, но близкого Голливуда.

Более приземленные местные кинодеятели, будучи не только ремесленниками творческой сферы, но и людьми предприимчивыми, сразу сообразили, что на внезапной любви своих соотечественников к американскому кино можно неплохо заработать. Оставалось лишь выбрать основное направление, то бишь жанр. Драма? Мелодрама? Комедия? Неинтересно, скучно, шаблонно. Нужен был чисто голливудский, узнаваемо-импортный товар. Вестерн? Почему бы и нет. Дикие прерии в богатом избытке имелись по соседству, на юге Испании. Отстроить типичный американский городишко а-ля Дикий Запад с непременным наличием салуна, банка и тюрьмы? Легче легкого. Слово за слово и бизнес закрутился.

Первые итальянские вестерны были смешны и наивны, как чумазые дети бедняков, мечтающие о королевских харчах и опочивальнях. Абсолютное большинство первопроходцев даже не сумели добраться до широкого проката, навсегда похоронив свои поделки в куче киномусора, из которой они так отчаянно пытались слепить «сладкое» на десерт. Ситуацию мог исправить лишь настоящий талант. И он появился в лице никому не известного Боба Робертсона, позднее снискавшего мировую славу под своим настоящим именем, Серджио Леоне. В 1964 году Леоне выпустил свой первый вестерн «За пригоршню долларов», ознаменовав начало победного шествие спагетти-жанра по экранам Италии.

Первая часть так называемой «долларовой» трилогии (затем еще вышли «За несколько лишних долларов» (1965) и «Хороший, Плохой и Злой» (1966)) ввел в обращение практически все основные элементы будущего поджанра: мощный визуальный ряд, подчеркнуто эпический ход повествования, тягучая и запоминающаяся музыка, мертвые пустынные пейзажи, харизматичные небритые герои и «прицельная» стрельба от бедра. Ходят слухи, что Леоне искренне пытался пригласить в свое детище именитых героев настоящих вестернов —  Генри Фонду, Чарльза Бронсона и Джеймса Коберна, но те не изволили снизойти. Однако главная роль всё же досталась американцу, Клинту Иствуду. Одна из икон сегодняшнего кинематографа в те времена перебивался случайными ролями и был несказанно рад этому приглашению. Он самолично прикупил для своего персонажа черные джинсы, шляпу и знаменитые сигары, которые Иствуд укорачивал, деля на три части.

Успех к авторам ленты пришел внезапно и сразу, как в присказке «на утро они проснулись…». Вместе со славой подоспели и первые неприятности, причем откуда не ждали. Не дожидаясь выпуска картины в американский прокат, японский режиссер Акира Куросава обвинил Леоне в плагиате и подал на него в суд за незаконное использование сюжетной линии своего фильма «Телохранитель». Серджио спорить не стал, ибо рыльце было очевидно в пушку, и в качестве отступных Куросава поимел 15% от сборов итальянского клона. Сам японский мастер позднее говорил, что таким образом заработал больше, нежели на своем оригинале.

К слову сказать, Леоне был не единственным пахарем на этом поле. Спрос рождает предложение, а, следовательно, и разумную конкуренцию. Серджио Корбуччи, Серджио Соллима, Энцо Барбони, Джулио Петрони, Дуччо Тессари, Дамиано Дамиани, Карло Лидзани – это не названия из итальянской кухни, это более-менее известные представители жанра, так или иначе сделавшие вклад в развитие и популяризацию этого направления.

Откуда появилась презрительная «макаронная» приставка? Дело в том, что итальянские фильмы про ковбоев разительно отличались от своих американских прародителей. Для начала, четкостью расставленных акцентов. Никаких размытых понятий и серых красок. Согласно названию, Хороший – хорош, Плохой – чертовски плох, а Злой – злодей до последнего вздоха. Терзания совести и муки осознания собственной никчемности – это участь второстепенных персонажей, которые, как правило, в кадре долго не живут. Эти суровые парни – не первопроходцы Запада, им не нужны стада бизонов и вольный воздух прерий. Ими движет чувство мести за обиды глубокого прошлого.

(Окончание статьи)

1 Trackback / Pingback

  1. Спагетти-вестерн: Особенности итальянской кухни, часть 2 | Кинозлодей.ру

Оставить комментарий