«Левиафан» (Leviathan, 1989)

Это страшно. Страшно забавно, когда одни и эти же идеи эксплуатируются до полной потери сознания. То есть, свежести. В каждом последующем воплощении, как правило, наблюдается всё меньше ресурсов, таланта и желания донести до зрителя какую-либо мысль. Балом правят деньги и кинопродюсеры, ими распоряжающиеся. Хорошо это или плохо, точно неизвестно, ибо иногда режиссеров нужно притормаживать, так как полная свобода действий может нанести не меньший вред, чем тотальная цензура. Впрочем, оставим рассуждения «на тему» и вернемся к нашим баранам, а точнее, овцам на заклание, и обсудим фантастический триллер Джорджа Пан Косматоса «Левиафан», вышедший на экраны в 1989 году.

…Если на дворе настоящее, то авторы явно переоценивают возможности человечества, поэтому возьмем на себя смелость предположить, что действие ленты происходит в не слишком далеком будущем. Атлантический океан. 5000 метров под водой. На океанском дне копошатся наемные рабочие мегакорпорации «Трай-Океаник», добывающие в этих, приближенных к космосу по степени опасности, условиях серебро и прочие драгметаллы. Рабочая смена шахты номер 7, на которой под прессом воды и замкнутого пространства трудится 8 человек, подходит к концу.

На носу 87 день из 90, необходимых для выполнения контракта и квоты. После – солидная зарплата и длительный отпуск на югах, хотя пуэрториканец ДеХесус (Майкл Кармин), наоборот, мечтает о снежных вершинах швейцарских Альп. Его напарник Базз по прозвищу «Сикспэк» (упаковка пива, обычно состоящая из шести банок/бутылок) тоже фантазирует о «вершинах», усиленно ухаживая за немногочисленным женским персоналом станции, состоящим из спортивной Элизабет «Уилли» Уильямс (Аманда Пэйс) и симпатичной, но практичной Бриджит Баумэн (Лайза Айлбахер). Бывалые шахтеры Кобб (Гектор Элизондо) и Джастин (Эрни Хадсон) постоянно подкалывают друг друга, а врач экспедиции, доктор Томпсон (Ричард Кренна) вечно отсутствует на рабочем месте, нарушая предписания.

Все неимоверно устали. Стресс, отсутствие неба над головой и напряженная работа сказываются каждый Божий день. Тяжелее всего приходится Беку (Питер Уэллер), ученому-геологу, поставленному корпорацией руководить командой бывалых сдельщиков. Уважения к худощавому и не к месту робкому Беку команда практически не выказывает, но в ожидании скорого отъезда со станции бунта не устраивает. Хотя и настоятельно просит приструнить обнаглевшего Дока, который своим разгильдяйством чуть было не ставит под угрозу жизнь ДеХесуса.

Однако главной проблемой Бека и его сотрудников станет вовсе не Док, а раздолбай Сикспэк, «благодаря» которому население шахты к концу фильма поредеет ровно на три четверти. Если бы не его находка в мутных водах Атлантики, быть всем живыми и здоровыми. Но нет, этому несчастному болвану довелось набрести на останки затонувшего русского корабля «Левиафан», члены экипажа которого, согласно записям судового журнала, поголовно померли от какой-то тропической заразы.

Зараза к заразе не липнет, подумал про себя Сикспэк и тиснул из найденных в сейфе «Лефиафана» объектов фляжку с алкогольным содержимым, по вкусу напоминающим водку. Кроме привычных сорока градусов бедняга поимел вышеозначенный смертельный вирус и стал первым звеном в череде страшных смертей. Теперь стремительно уменьшающаяся команда Бека решает сразу два вопроса на повестке дня – как покинуть станцию раньше означенного срока и как выжить в те считанные часы, которые, в связи с появлением на станции инородных объектов, покажутся вечностью…

Как становится понятно из моего вольного пересказа, сценарий «Левиафана» любовно переписан Дэвидом Уэббом Пиплзом и Джебом Стюартом с более ранних шедевров фантастического ужаса: «Нечто» Джона Карпентера и «Чужого» Ридли Скотта. Что самое интересное, в 1989 на экраны Америки вышли, помимо «Левиафана», еще два «подводных» фильма, имеющих схожую структуру повествования. Речь идет о прекрасном фантастическом триллере Джеймса Кэмерона «Бездна», недооцененном публикой и об абсолютно коммерческой поделке Шона С. Каннингэма «Глубоководная звезда шесть».

О совпадениях и речи не может быть, поэтому, совершенно очевидно, что кто-то у кого-то идею спёр. Списал, стибрил или что покрепче. Зная масштабный подход Кэмерона, сомнительно, что мастер опустился бы до цитирования Косматоса, высшей точкой режиссерской карьеры которого стали два боевика с участием Сталлоне («Рэмбо 2» и «Кобра»). Про откровенного «копипастера» Каннингэма можно вообще не упоминать: уж он-то точно не устраивал мозговых штурмов.

Однако стырить сюжет – это лишь полдела. Ведь надо обеспечить картину приличным актерским составом, создать напряженную атмосферу повествования, усилить ее музыкальным сопровождением. И самое главное – напугать зрителя, ведь не детский утренник снимаем, а триллер про монстра, пожирающего и ассимилирующего людей.

Тут у создателей «Левиафана» что-то вышло, а что-то прошло мимо. Актеры, в общем-то, приличные, хотя звезд первой величины, само собой, за такие деньги не купишь. Питер Уэллер далеко не так крут, как в «Робокопе» и ему явно не хватает железных доспехов и шлема, за которыми можно спрятаться от стыда за произносимые картонные фразы. Ричард Кренна перекочевал в картину из того самого «Рэмбо-2», но в роли высокоинтеллектуального работника медицины гораздо менее убедителен, чем его коллеги из «Чужого» и «Нечто».

Вот кто действительно неплохо смотрится, так это будущая звезда «Один дома» Дэниэл Стерн в роли главного раздолбая Сикспэка, а также любимый актер и хороший друг режиссера Гарри Маршалла («Красотка») Гектор Элизондо. А также один из «охотников за привидениями» Эрни Хадсон.

К музыке Джерри Голдсмита придраться невозможно. Во-первых, из-за постоянного шума на экране ее практически не слышно. Во-вторых, она настолько безлика, что вспомнить ее на слух так же сложно, как найти в темной комнате черную кошку. Автор потрясающих треков к фильмам «Вспомнить всё» и «Чужой» в данном случае – лишь имя в титрах, не более.

Не ради филигранной актерской игры смотрятся подобные фильмы, это и ежу понятно. Что там со спецэффектами, спросите? Отвечаю – тотальный дешевый кошмар на колесиках. Очень скудные и абсолютно не страшные монстры, полное отсутствие саспенса как такового. Судя по всему, большая часть бюджета картины ушла на воссоздание реалистичных декораций и монтаж «как бы подводных» съемок. В результате те ошметки резины и силикона, которые призваны до чертиков напугать зрителя, вызывают либо рвотные позывы, либо истерический смех. На этом уровне разница с технически совершенной «Бездной» Кэмерона ту самую бездну и составляет.

Резюмирую. «Левиафан», несмотря на очарование восьмидесятых, представляет собой весьма вторичное и безвкусное зрелище, созданное исключительно для «относительно легкого отъема денег у населения». И до, и после опуса Косматоса другим кинодеятелям удавалось выжать из того же сюжета гораздо больше эмоций и смысла.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий