Рецензия на «Кокакольщик» (The Coca-Cola Kid, 1985)

Программа MS Word любезно подчеркнула название фильма красненьким, но я всё равно предпочитаю данный перевод угрюмому и до тошноты банальному официозу Кинопоиска «Парень из фирмы Кока-Кола». Тем более что главный герой фильма югославского скандалиста и провокатора Душана Макавеева в исполнении Эрика Робертса – ну чистый кокакольщик, что является более ранним аналогом «рок-н-рольщика» Гая Ричи. Только без смертоубийств, гомосексуализма и матерщины.

Создатели фильма на первых секундах ленты оговорили правила игры: все персонажи – вымышленные, ни один кенгуру в ходе съемок не пострадал, а компания Coca-Cola не выделила на создание картины ни единого американского цента. В последнее и верится, и не верится одновременно. С одной стороны, сомнительно, чтобы транснациональная корпорация вроде Кока-Колы пропустила мимо ушей подобный манифест, ибо любая реклама – это, прежде всего, реклама, а в «Кокакольщике» название фирмы произносится с частотой один раз в три минуты и в кадре постоянно мелькают бутылки. С другой – Макавеев не из тех авторов, что станут открыто сотрудничать с капиталистами, и тем более закладывать их в смету своего творчества.

…В австралийском филиале компании Кока-кола легкий кипиш. Головной офис направил в страну коал и кенгуру своего представителя. Некто Беккер (Эрик Робертс) эксцентричен, настырен, инициативен, дерзок и сообразителен. Другими словами, он обладает всеми раздражающими обывателей качествами настоящего менеджера по продажам. В задачу Беккера входит поиск проблемных мест в политике австралийского филиала и увеличение прибыли вдвое, а то и втрое.

Как любая неординарная личность, Беккер вызывает у местного населения диаметрально противоположные эмоции. Сотрудники австралийской Кока-колы считают его выскочкой и засланцем из зажравшейся Америки, в то время как назначенная к нему помощницей Терри (Грета Скакки) готова рожать ему детей, тем более что опыт у нее имеется. Коридорный из местной гостиницы вообще втемяшил себе в башку, что американец – тайный агент ЦРУ.

Однако Беккеру некогда кого-либо разубеждать или устраивать шуры-муры на подчиненной территории. Его гораздо больше волнует, что посреди вверенного ему континента, в т.н. долине Андерсона, окопался неуступчивый конкурент Т. Джордж МакДауэлл, монополизировавший рынок прохладительных напитков в радиусе двухсот миль. Беккер бросает офисные презентации и тренинги и мчится на всех парах к консервативно настроенному старикашке. Однако МакДауэлл избегает контактов с людьми, подобными Беккеру, поэтому последнему придется пойти на хитрость, дабы встреча всё-таки состоялась…

Вообще-то знакомство с творчеством Макавеева начинать с просмотра «Кокакольщика» также странно, как, допустим, делать выводы о работах Феллини, посмотрев лишь «Казанову» или «Сатирикон». Югослав Душан Макавеев прославился у себя на родине в шестидесятых-семидесятых годах, снимая кино яркое, нестандартное, полное политических и сексуальных аллегорий. За эти новаторские качества его с родины-то и поперли в 1971 году, обвинив в чрезмерной увлеченности критикой текущего политического устройства страны. Фильмы, в основной своей массе, заклеймили штампом «порнуха треклятая» и отправили пылиться в киноархивы.

Макавеев, покинув Югославию, остался верен себе. Его ленту «Сладкое кино» (1974), запрещенную в большинстве стран, даже художественным фильмом назвать сложно. Набор плохо связующихся кадров. Но большое искусство, опять же. Как и его самый успешный в финансовом аспекте проект «Монтенегро» (1981).

А затем режиссер пал перед хладнокровным бизнес-планом Запада. Не то чтобы пал, но сделал вид. Это я возвращаюсь к нашим баранам, продолжая обсуждать картину «Кокакольщик». Замысел Макавеева, безусловно, был более дерзким, но продюсеры разумно посчитали, что, если и стоит снимать кино с использованием всемирного брэнда Кока-Колы без ее ведома, то уж точно не в фирменном стиле югославского постановщика. Иначе не сносить им всем головы. Как пить дать.

В результате получилось нечто среднее между стандартной американской романтикой середины восьмидесятых и европейской любовной драмой того же периода. Актеров подобрали молодых и симпатичных, чтобы и играть умели, и глаз радовали совершенством физических форм. Главная роль того самого «парня из фирмы Кока-Кола» досталась восходящей звезде, Эрику Робертсу, а его партнершей по фильму стала очаровательная до невозможности итальянка Грета Скакки.

Нынешнему зрителю привычней видеть Робертса (брата знаменитой Джулии Робертс) в ролях злодеев и криминальных мерзавцев, а в начале карьеры ему даже попадались вот такие симпатичные герои, что и с ребенком поиграют, и раненого кенгуру спасут.

Что касается Скакки, то тут авторы сделали всё, чтобы зритель напрочь забыл об ее актерских способностях. Я вообще обратил на эту работу внимание, когда лет 15 назад у Сергея Кудрявцева (известный российский киновед) прочитал про некую сцену в душе, которая Сергею запала в душу (простите за тавтологию). С тех пор «Кокакольщик» ассоциировался у меня не столько с Макавеевым или Робертсом, сколько с этим пресловутым, вскользь разрекламированным, эпизодом. Посмотрел. Действительно, обнаженные формы Скакки всецело затмевают любых зайчиков Плейбоя.

Учитывая, что лента снята на стыке европейского и американского кино, да еще на фоне впечатляющей природы Австралии, мог бы получиться взрывоопасный микс. Но на деле Макавеев снял милую, местами эксцентричную, мелодраму с привычным сюжетом о том, что не всё в этом мире продается и покупается.

К слову сказать, компания Кока-Кола не стала подавать на создателей картины в суд за неправомерное использование ее торговой марки. Какой смысл качать права, когда тебе на блюдечке преподносят полнометражную рекламу с хэппи-эндом?

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий