Рецензия на «Санктум» (Sanctum, 2011)

Совместным просмотром «Санктума» я, каюсь, немного подпортил своей супруге минувший день рождения, ибо даже я, матерый киноман, не предполагал, что во время просмотра «захватывающего приключения дайверов-спелеологов» мне будет скучно, а ей грустно. Пару раз в ходе домашнего сеанса я просыпался от собственного храпа, в то время как жена отчаянно переживала за героев и даже по привычке всплакнула ближе к финалу.

В силу своей осведомленности о предстоящих киноновинках, я, честно признаться, был неприятно удивлен, что под брэндом Джеймса Кэмерона мне подсунули пустышку с высосанным из пальца сюжетом. Ладно бы красоты невиданные показали или характеры героические, но и тут создатели картины пошли на очевидный компромисс, сняв всю картину в пещере и сделав всех персонажей плоскими и даже местами стереотипными. Другими словами, одного утверждения, что, мол, фильм снят при помощи того же оборудования, что и кэмероновский «Аватар», оказалось мало для того, чтобы «Санктум» стал полноценным произведением, а не придатком.

История начинается с середины, сразу окуная зрителя в будни исследователей пещер где-то в недрах Папуа Новой Гвинеи. Причем, сам факт необходимости данного исследования зрителю не объясняется. Есть богатый спонсор Карл, любящий щекотать себе нервы и выделять из всех мест адреналин (Йоан Граффад), есть матерый дайвер Фрэнк (Ричард Роксбург), предпочитающий мало говорить, много делать и вечно шпынять своего сына. Сынка Джош (Риз Уэйкфилд) тоже в накладе не остается, всю дорогу с папаней спорит и делает вид, что будь он тут заводилой, он всё бы сделал по-другому. Есть еще парочка персонажей, но разбирать их узконаправленные характеры даже не хочется, всё равно им до финальных титров дожить не суждено.

Официально миссия гласит: мы ищем выход. То есть вход в пещеру присутствует, а вот куда текут подземные реки – непонятно. По логике – в близлежащий океан. Но какими именно тропками-дорожками? Сама пещера указателями не снабжена, поэтому дайверы постепенно продвигаются по ее нутру, то пешком, то под водой, пытаясь начертить схему круговорота воды в пещере. Занятие, на мой взгляд, крайне бесплодное, если бы не увлеченность Фрэнка, для которого пещеры дом родной (или, говоря языком фильма, санктум, священное место), или одержимость Карла, которому глубоко наплевать на научные аспекты, он просто таким изощренным образом развлекается.

В пещере «весело» только тогда, когда кто-то или что-то мешает вам из нее выбраться на свет Божий. В ужастике «Спуск», например, в пещерах живут странные, но весьма кровожадные существа. Для «Санктума» никаких монстров придумывать не стали, что, как мне кажется, резко отрицательно сказалось на динамике картины. Дело даже не в наличии/отсутствии потустороннего фактора, просто авторы напрочь забыли, что приключения – это драйв и конфликт интересов. Они решили снять в пещерных интерьерах драму, что убило замысел на корню.

Общеизвестно, что Джеймс Кэмерон не равнодушен к водной стихии. Его кинодебютным произведением стал сиквел «Пираньи», затем была фантастическая лента «Бездна» о подводных добытчиках ресурсов, еще позже режиссер заболел темой «Титаника», снял о нем полнометражный фильм и пару документальных очерков. Да, кстати, и сиквел самого кассового фильма всех времен и народов (речь об «Аватаре», естественно), будет протекать (буквально) в каких-то, пока еще неозначенных, водных глубинах.

Упомянув продолжение «Аватара», мы сами того не понимая, вплотную приблизились к тому месту, откуда у «Санктума» растут ноги. Всё просто, как три советских рубля – товарищ Кэмерон испытывает возможности собственного трехмерного оборудования. Будучи продюсером «Санктума», Кэмерон имел возможность не только полностью проверять отснятый материал, но и тестировать необходимые ему 3D-кинокамеры. И кто сказал, что кинопробы нельзя затем продать в виде полноценного художественного фильма?

Продюсерское чутье либо обмануло Джеймса, либо он и не сильно старался. По крайней мере, финансовые результаты «Санктума» настолько убоги, что этих денег даже не хватит, чтобы снять пару минут полноценной аватарщины, простите мне мой французский.

Главная претензия в том, что фильм скучный. Герои постоянно куда-то ползут, испытывая лишения в виде гаснущих фонариков или непреодолимых водных преград. Ползут упорно, уверенно, зная, что к финалу дойдут не все. Эти «не все» тоже знают, что не дойдут, поэтому периодически помирают, причем каждый от своей болячки – кто головой о камешек стукнется, кто тупо утонет, а кому-то  «повезет» подхватить т.н. кессонную болезнь. Самое «забавное» и это явственно бросается в глаза – смерть очередного персонажа остальных героев заботит не больше, чем дырка на носке. «Ну, умер, чё сопли-то распускать?», — рассуждает главный герой Фрэнк. «У нас тут не Диснейленд, все знали, на что подписывались. Труп в воду, и концы туда же. Нам дальше двигаться надо».

Вот в такой «дружественной» обстановке постепенно редеющая команда и выбирается из пещеры. Выбирается, так как наверху прошла буря, входное отверстие то ли затопило, то ли завалило, простите, этот душещипательный момент я, вероятно, как раз проспал. Самая главная проблема даже не в отсутствии еды (всё равно в кадре никто ничего не ест), туалета (и это тоже осталось вне сценария) или электричества (на худой конец, наручными часами посветить можно или подарочными кулонами), а в отсутствии лишнего сжатого воздуха, без которого переплывать водные туннели представляется задачей не просто сложной, а практически невыполнимой.

Ну и тут авторы картины вышли из положения. Как только у героя закончился воздух, он наконец-то нашел выход из проклятой каменной ловушки. А вот злодей не нашел. Тоже правильно. Нет воздуха, нет злодея.

Бодяга эта длится почти 100 минут. На экране царит полумрак, персонажи переговариваются отрывочными фразами, местами перетекающими в пафосные монологи о смысле жизни. Они героически топят друг дружку ради спасения миссии в целом, или сами жертвуют собой ради общего блага, однако ни о какой благодарности со стороны выживших и речи нет. Они лишь, стиснув зубы, ползут дальше, в надежде, что им самим не придется поступать также.

Таким образом, Кэмерон-продюсер – совсем не то же самое, что Кэмерон-режиссер. И громкое, кассовое имя на афишах, в данном конкретном случае – всего лишь замануха. Как подсказывает мне MS Word, «замануха» слово нехорошее. В этом смысле я его и применяю. Зрители шли на 3D-чудо. 3D было, а чуда не случилось.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий