Рецензия на «Восставший из ада 2» (Hellbound: Hellraiser II, 1988)

Прошло… да ни черта ни прошло. История «Восставшего из ада 2» начинается прямо с того момента, где закончились мытарства героев оригинального фильма 1987 года. Создателям фильма даже не пришлось особо мудрствовать с декорациями и интерьерами, они перешли к сиквелу по наследству, как и большинство главных героев, причем как живых, так и усопших.

Итак, бедняжка Кирсти, внезапно осиротевшая после страшных и кровавых событий в доме ее отца и мачехи, закономерно попадает на больничную койку, пытаясь совладать с собственным ускользающим разумом. Не каждый день всё-таки приходится нос к носу сталкиваться с дефективными уродами, выходцами из преисподней. Психика юной леди явно пошатнулась, с чем также согласны детективы полиции и лечащие врачи.

Единственным человеком, который с интересом и пониманием отнесся к сбивчивому рассказу Кирсти, стал главврач больницы – доктор Чэннард, уже давно исследующий заветные кубики-головоломки и практикующий садо-мазо эксперименты в подвале собственной клиники. Именно он утащил с места преступления матрас, на котором скончалась похотливая Джулия, мачеха Кирсти. При помощи свежей крови Чэннард сумел оживить Джулию и даже придать ей прежние соблазнительные формы, ибо недостатка в «донорах» из числа безнадежно больных у него не было.

Тем временем Кирсти, всё еще надеющаяся спасти своего отца из лап ксенобитов, знакомится с молчаливой пациенткой Тиффани, обожающей складывать паззлы и головоломки. Вместе им удается открыть портал в адские кущи, куда вслед за ними отправляются Джулия и алчущий сомнительных удовольствий доктор. Отца Кирсти, само собой, найти не удалось, зато получилось познакомиться ближе с монстрами, населяющими мрачные лабиринты. Больше всего «повезло» доктору, который спарился с некой субстанцией и превратился в поистине уродливого и могущественного ксенобита, стремящегося устроить всем вольным и невольным обитателям ада полный песец…

Вдохновитель и идейный стержень киносериала, Клайв Баркер, на этот раз уступил режиссерское кресло американцу Тони Рэнделу, работавшему над монтажом первой части. От единоличной работы над сценарием Баркер тоже отказался, призвав себе в помощь дебютанта Питера Аткинса. Разделение труда явно сказалось на качестве ленты, которая, растеряв все зачатки триллера, превратилась в стандартный кровавый ужастик в лучших традициях «Извне» Стюарта Гордона.

Авторы сиквела поступили, в общем-то, верно. Раз уж в первой части фильма Гора приходила к Магомету, то теперь пора была и Магомету сгонять до Горы. Ксенобиты в нашем мире уже побывали, теперь же герои фильма отправились исследовать мрачные и донельзя запутанные лабиринты, в коих обитают любители истязать себя без лишней на то надобности.

Конечно, такой поворот событий был только на руку Баркеру и компании. Теперь их не сковывали рамки жанра, не нужно было изощряться в диалогах и поддерживать огонь интриги – когда события фильма происходят в вымышленном мире, можно не отказывать себе в удовольствии и бредить на всю катушку. Чем авторы «Восставшего из ада 2», собственно, и занимаются всю дорогу, щедро удобряя маловыразительные реплики героев кровью и мясом. В фильме больше натуралистичности, а сцена с душевнобольным пациентом, выкорчевывающим опасной бритвой мнимых червей со своего тела, вообще реально предназначена не для слабонервных.

Бытовой мистический триллер о превратностях любви превратился в полномасштабный кошмар, все участники которого различаются лишь по степени вовлеченности в процесс. Что до нового кинозлодея, доктора-садиста Чэннарда, благодаря которому вторая часть получила приставку Hellbound (буквально – связанный с адом), то его остается лишь пожалеть – он стал жертвой собственных неумных желаний.

Вердикт: Чуть слабее оригинала, зато намного эффектнее в плане присутствия красного цвета в кадре. Авторы не поскупились на бутафорию и спецэффекты, правда, в ущерб здравому смыслу и логике повествования. О мотивации героев нет даже необходимости писать, они, словно мотыльки, летят на свет, гонимые к смерти собственными желаниями и страстями.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий