Рецензия на фильм «На последнем дыхании» (Breathless, 1983)

В последнее время мне часто стали попадаться голливудские ремейки европейских картин. Причем, не только свежеэксгумированные останки вроде «13» или «Туриста», но и ленты, которые, будучи переделками, уже сами давно стали канули в лету. Как, например, криминальная драма Джима МакБрайда «На последнем дыхании» с участием Ричарда Гира образца 1983 года. Для тех, кто не в курсе, «На последнем дыхании» является ремейком раннего одноименного шедевра Жана-Люка Годара, одного из отцов-основателей французской новой волны в кинематографе. Тогда, в далеком от нас 1960 году, главную роль в этой, позднее ставшей культовой, картине, исполнил молодой, пока еще малоизвестный широкому зрителю, Жан-Поль Бельмондо.

… Жить нужно так, чтобы потомки завидовали. Так рассуждает Джесси Луджак (Ричард Гир), раздолбай, гуляка и нечистый на руку малый. Зачем забивать себе голову тяжкими мыслями о грядущем? Надо жить днем сегодняшним, на полную катушку, не оглядываясь на последствия. Вот Джесси и не оглядывается. Не имеет такой дурной привычки. Его единственный план, бесхитростный и прямой как стрела, это взять в охапку свою подружку Монику и укатить на закат в Мексику, где сухо, тепло и мухи не кусают.

Однако события приняли дурной оборот. По пути из Лас-Вегаса, места знакомства Джесси и студентки-француженки Моники, в Лос-Анджелес, где его возлюбленная учится на архитектора, парень вляпывается в неприятности. Теперь за ним числится не только угнанный «порше», но и убийство полицейского. Да, произошло это случайно, да и пистолет Джесси не принадлежал, но в отсутствии свидетелей кто ему поверит? И если раньше плановая поездка в Мексику представлялась приятной прогулкой, то теперь побег в страну текилы и сомбреро стал необходимостью.

Моника – девушка практичная. Она не знает об угрозе, нависшей над ее случайным знакомым, но и не спешит связать свою судьбу с человеком, который берет от жизни всё, не задумываясь о будущем. У нее учеба, деловые встречи, престижная работа и столь же респектабельные знакомые, куда Джесси, с его ветреным безрассудством, не вписывается абсолютно. Но у Джесси есть одно качество, перед которым молодая девушка устоять не в силах – он живой. Настоящий. С ним каждый день – это приключение. Опасное, волнительное, будоражащее кровь. Проблема в том, что это приключение по определению не может закончиться хэппи-эндом…

Кому-то может показаться странным, что малоизвестный режиссер Джим МакБрайд, не снявший ни до, ни после ленты «На последнем дыхании» ничего значимого, вдруг взялся за адаптацию к американским реалиям культовой классики, первого полнометражного фильма живой легенды французского кино Жана-Люка Годара. С другой стороны, только американцу могло прийти в голову, без всякой оглядки на регалии и титулы, реанимировать шедевр более чем двадцатилетней давности, да еще и в чисто голливудской манере.

К слову сказать, сами американцы шли на Ричарда Гира, до этого успевшего прославиться участием в романтических драмах «Американский жиголо» и «Офицер и джентльмен». Весомый вклад каких-то там лохматых французов в мировой кинематограф (сценарий к фильму Годара писал ни кто иной, как Франсуа Трюффо) посетителей американских кинотеатров волновал меньше всего. Присутствие на экране молодой, яркой звезды принесло свои плоды – картина собрала в родном прокате почти 20 миллионов, что для криминальной драмы даже сегодня считается вполне терпимым результатом.

Впрочем, если присмотреться внимательно, отсылки к оригиналу в фильме МакБрайда видны невооруженным взглядом. И ухом слышны тоже. Несмотря на то, что главный герой Джесси предпочитает нестись по жизни под ритмы легендарного Джерри Льюиса, французские нотки в музыкальной теме проскальзывают постоянно, отчетливо проявляясь аккордеонной темой в самые романтические моменты. Да и рокировку МакБрайд сделал аналогичную: в ленте 1960 года молодая американка Джин Сиберг (умершая в 40 лет в 1979) играла соотечественницу, а в 1983 ее подменили 21-летней француженкой Валери Каприски.

Мне привелось впервые ознакомиться с этим фильмом в глубоком отрочестве, в одном из многочисленных видеосалонов тогда еще необъятной нашей родины. Из первого просмотра я мало запомнил сюжетные коллизии, но вот совершенные формы Валери мне надолго запали в душу. С позиции дня сегодняшнего все эротические заставки выглядят, мягко говоря, скромными. Тем не менее, шаблон молодой актрисы, демонстрирующей свои прелести на ранней стадии кинокарьеры, сработал в отношении Каприски целиком и полностью: все остальные ее проекты (сорок с лишним фильмов) находятся за чертой безызвестности.

Сравнивать два фильма мы не будем, да это и не имеет большого смысла, учитывая, что годаровский оригинал мало кто из сегодняшних кинозрителей видел. Тем не менее, американцы, как и полагается, изрядно вычистили из сюжета всяческий социальный подтекст, оставив на поверхности лишь ошметки. «На последнем дыхании» МакБрайда – это, в чистом виде, романтическая драма с криминальной подоплекой, минующая острые вопросы общественной морали.

Авторы фильма не осуждают и не корят своего героя за тотальное безрассудство и бесшабашность. И мы, зрители, должны принимать его таким, каков он есть: безудержный малый, стремительно бегущий «на последнем дыхании» к закономерному финалу. Кстати, концовку в Голливуде тоже «подчистили», ибо негоже американцам выходить с сеансов в полном раздрае от увиденного. Но думающий зритель понимает с первых минут фильма, что судьба героя незавидна, и ни к чему хорошему подобное асоциальное поведение привести не может по определению. Ни в бунтарской Франции шестидесятых, ни в пуританской Америке восьмидесятых.

Вердикт: неплохое кино, если забыть или вовсе не знать об его «неоригинальном» происхождении. Конечно, Ричард Гир местами переигрывает, но это можно списать на молодость и желание «поднять ставки». Сложно рекомендовать эту картину к просмотру какой-либо аудитории, ибо для мужчин здесь слишком много глупой романтики, а для женщин, окромя красавчика Гира, и вовсе ничего не остается. Лента лишена каких-либо философских изысков, представляя собой полноценный коммерческий продукт. С той лишь разницей, что сценаристам не пришлось усиленно потеть над сюжетом.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий