Рецензия на фильм «Крик 4» (Scream 4, 2011)

У фильмов ужасов есть свои правила. Броди в темноте, пытаясь найти источник непонятного шума. Громко кричи «На помощь!» там, где тебя никто не услышит. Беги, что есть мочи прямо в руки ждущего тебя убийцы. Говори сакраментальное «Я вернусь», чтобы никогда не вернуться. Будь беспечным и радостным, дабы узреть свой страшный конец в самый последний момент. И продолжай снимать сиквелы и ремейки до тех пор, пока зритель окончательно не устанет от однообразных сюжетов. Добро пожаловать в мир Уэса Крейвена! Мир, где истории повторяются. Мир, правила которого написаны кровью, хоть и бутафорской, но такой реальной на вид и липкой на ощупь.

… Время не стоит на месте, но городок Вудсборо по-прежнему живет прошлым. Местное население, изрядно поредевшее после тройного явления «Маски» («Лица призрака», Ghostface), ежегодно вспоминает минувшие события. Кто с содроганием, как местный шериф Дьюи (Дэвид Аркетт) и его жена Гейл (Кортни Кокс), а кто-то – с бешеным энтузиазмом. Среди последних – новое поколение подростков Вудсборо, которые каждый год неофициально празднуют сей день под пиво, воблу и просмотр всех семи частей «Удара ножом», фильма, снятого по книгам вышеупомянутой Гейл.

Сама Гейл, забросившая журналистику и с головой ушедшая в написание романов о маньяке-убийце, вошла в творческий ступор. А тут еще, как назло, в город для презентации своей первой автобиографической книги возвращается Сидни Прескотт, центральный персонаж трагических убийств двенадцатилетней давности.

Но ни Гейл, ни Сидни, ни тем более неопытные школьники, не могли предугадать, что за возвращением начинающей писательницы в городе снова объявится культовый «поножовщик». По всей видимости, Лицо Призрака охотится уже не на саму Сидни, а на ее дальнюю родственницу Джилл и ее аппетитных подружек. Убийца по-прежнему хитер и коварен, а его жертвы покорно шляются где попало, забывая об осторожности и инстинкте самосохранения. Кто же он, таинственный монстр в маске? Разгадка, как обычно, удивит всех…

Вы будете смеяться, но, несмотря на то, что Уэс Крейвен за последние пятнадцать лет не снял ни одного приличного фильма (последним таковым можно считать оригинальный «Крик» образца 1996 года), он таки считается культовой фигурой американского жанрового кинематографа. Режиссер раздает мастер-классы, регулярно появляется в различных документальных и телепроектах, посвященных фильмам ужасов, продюсирует кино и пишет сценарии. Другими словами, будучи «сбитым летчиком», Крейвен – по-прежнему авторитетная персона, чье мнение ценится и к чьим словам прислушиваются. Что, впрочем, никак не сказывается на полном отсутствии в его седой голове новых, оригинальных идей.

Печально сознавать, что создатель «Кошмара на улице Вязов» и «Последнего дома слева» окончательно исчерпал свое вдохновение и больше не способен удивлять. Справедливости ради, даже первый «Крик» был весьма сомнительным образцом для подражания. В отличие от культовых кинозлодеев в лице Фредди Крюгера, Джейсона Вурхиса («Пятница, 13-е») или Майкла Майерса («Хэллоуин»), «Лицо призрака» всегда был лишь маской, за которой скрывался очередной малолетний дебил, возомнивший себя вершителем судеб. Вся интрига трилогии (а теперь и квадрологии) заключалась лишь в том, кто именно из многочисленных персонажей решился взять за нож. Как правило, убийцей оказывался тот, у кого было меньше всего мотивов быть им. И в этом заключалась вся алогичность киносериала.

«Крик 4» в этом отношении не подкачал. Весь фильм нам упорно пытаются намеками подсказать личность маньяка, но в финале всё переворачивают с ног на голову, выставляя дураками, прежде всего, не остальных персонажей истории, а саму аудиторию. Подобный подход не может не раздражать. Но авторам, по сути, глубоко плевать на логику повествования. Для них важен лишь крутой поворот в концовке.

Как бы там ни было, в свое сомнительное зрелище Крейвену удалось заманить несколько весьма приличных исполнителей, включая старичков сериала Нив Кэмпбелл, Дэвида Аркетта и Кортни Кокс, а также множество молодых звездочек кино, вроде Анны Пэкуин, Кристен Белл, Хайден Панеттьери, Эммы Робертс, Энтони Андерсона, Адама Броди и Рори Калкина. Понятное дело, все эти люди прекрасно сознавали, что в большинстве своем будут пущены под нож. Но ведь какой шанс прикоснуться к созданию знаменитой франшизы. Это вам не какая-то безымянная драма, снятая для показа на фестивалях, или комедька о сортирных приключениях современной молодежи. Это ведь «Крик»! Это уже Уэс Крейвен!

Сами создатели, тонко чувствуя тенденции кинематографа («Сейчас не модно снимать продолжения, студии дают зеленый свет лишь ремейкам старых картин»), попытались в очередном сиквеле вывернуться наизнанку, но сотворить что-нибудь этакое. Увы, вся фантазия целиком была потрачена на действительно оригинальное начало фильма с двумя фальстартами. Затем же авторы резко свернули в привычную колею, из которой уже не смогли выбраться до самых финальных титров. Вот такой хитрый маркетинговый ход: продается старая песня в новой аранжировке. Но ни веб-камеры, ни Facebook, ни разговоры о быстрой и незаслуженной славе в Интернете уже давно не являются свежей новостью. Крейвен опоздал со своей идеей как минимум на пару-тройку лет.

Думается, что скромные сборы четвертого фильма (в особенности с привычными ста миллионами предыдущих «Криков») должны образумить старца Крейвена. Видать, только так зритель может дать понять, что некоторым историям уже пора таки закончиться раз и навсегда.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий