Рецензия на фильм «Матрица» (The Matrix, 1999)

Сказ о том, как Нео уделал Матрицу, стал для малоизвестных сценаристов-режиссеров братьев Вачовски той самой золотой жилой, основательно разработав которую, они смогли позволить себе всё, что душеньке угодно. Душа тандема Вачовски требовала праздника, а феноменальные сборы трилогии «Матрица» позволяли раскатать губу по полной схеме: от съемок некоммерческих, но умных фильмов («V» значит Вендетта»), до производства коммерческих провалов («Спиди Гонщик»). Но и поныне, если на экране мелькает фамилия Вачовски, то будьте уверены, их упоминают всуе благодаря «Матрице» и только. И до сих пор братьям-сестрам не удалось сотворить на экране что-нибудь более выдающееся, хотя, будем честны, они всё еще пытаются.

Сюжет «Матрицы» известен абсолютному большинству любителей кино, но всё же возьмем на себя смелость напомнить его.

… Мистер Андерсон, как и многие из нас, пытается ответить на главные вопросы бытия. Кто мы и откуда? Зачем пришли в этот бренный мир и куда пойдем дальше? Днем он работает заштатным программистом в солидной компании, а ночью… ночью под личиной хакера Нео видит сон, который не сон, и бродит вслед за белым кроликом в поисках ответов. Латексная девушка Тринити шепчет на ухо Нео, что ему пора определиться в этой жизни. Помочь ему в этом может только таинственный Морфеус, по пятам которого следуют не менее загадочные и суровые «пиджаки» с явно недружелюбными намерениями.

Правдолюбец Нео, следуя зову души, выбирает из двух таблеток красную, после чего оказывается в реальном мире, где люди не живут, но существуют в виде элементов питания для безжалостных и беспощадных машин. По словам Морфеуса, Нео – избранный. Человек, способный не только эффектно махать руками и ногами, но и бороться с агентами Матрицы на равных. Именно с ним люди Зиона, последнего человеческого города, укрывшегося в глубинах канализации, связывают свои последние надежды.

Машины, программы и прочие бездушные твари пока еще не ведают о божественном предназначении Нео. Они охотятся за Морфеусом, ибо тот является капитаном корабля и знает коды доступа к Зиону. Им невдомек, что тщедушный Нео представляет собой гораздо большую угрозу, ибо знает не только кун-фу и джиу-джитсу, но и основы программирования, что вкупе дает ему право склонять Матрицу под любыми ракурсами…

Виртуальная реальность, данная нам в ощущениях, будоражила умы кинематографа задолго до прихода Вачовски. Мысль о том, что жизнь – компьютерная игра, а люди в ней актеры, десятки раз ложилась в основу фантастических книг и кинофильмов, но мало кто удосуживался прибегнуть к наглядности. Большинство мнили себя теоретиками, сумбурно повествуя о бунте машин, параллельных мирах и рисуя темные картинки неприглядного будущего. Искусственный интеллект стал своеобразным философским камнем преткновения, которого жаждали и боялись все, но толком описать его недостатки и преимущества никто не брался.

В кино попытки были, и весьма достойные. Вспомним «Терминатора» Джеймса Кэмерона. «Бегущего по лезвию бритвы» Ридли Скотта. Культовый «Трон». И даже не снискавшие большой популярности триллеры о восставших компьютерных мозгах – «Газонокосильщик» и «Виртуозность». Свой замысел братья Вачовски пестовали несколько лет, убив на четырнадцать вариантов сценария пару березовых рощ. В результате сэр Шон Коннери, которому предложили сыграть Морфеуса, отказался от съемок, ибо ни черта не понял в тексте.

Вообще, от участия в «Матрице» отказались многие известные личности. Кто-то – по личным соображениям, не желая подписываться под авантюру с малоизвестными постановщиками. Кто-то – ради крупнобюджетных фиаско (Жан Рено вместо агента Смита предпочел сняться в «Годзилле»). В образе Нео мог вполне оказаться Леонардо ДиКаприо или Вэл Килмер, и не видать тогда Киану Ривзу мировой славы. Как и целого десятилетия забвения, унылых триллеров и немощных попыток избавиться от надоевшего клейма «Избранного».

Без сомнения, успех «Матрицы», в первую очередь, связан с невероятной трудоспособностью и верой ее создателей. Так долго нянчиться с проектом способны немногие голливудские деятели. Маститые режиссеры и крупные студийные боссы любят, когда лакомые куски готовы к употреблению и возлежат на блюдечке. Кому нужны трудоемкие, заумные фантастические постановки, когда уже сегодня можно на скорую руку склепать ремейк или сиквел, а завтра подсчитывать прибыли? Слава Богу, что есть еще в кино люди, способные своим усердием и целеустремленностью тормошить прогресс и увядшие умы аудитории, без конца пережевывающей одни и те же сюжеты.

«Матрица» — это не просто фильм, это событие, изменившее киноиндустрию. Это сейчас, после дикого количества упоминаний, цитат и невольных подражаний картина братьев Вачовски может показаться «затертой до дыр». Но на момент премьеры зрители выходили из кинотеатров с выражением восхищения на лицах. Этому способствовало всё: необычный для кино саундтрэк, укомплектованный забойными композициями ведущих «трэшевых» исполнителей, от Rammstein до Prodigy; невероятные для того времени спецэффекты с использованием замирающей камеры и slow motion; стильная картинка (авторы специально добавили «матричным» сценам зеленоватый оттенок, а из эпизодов в реальном мире исключили голубую гамму). Но главное – это убойная смесь научной фантастики и экшна, где осмысленные диалоги сменялись мастерски поставленными драками и перестрелками.

Прошло чуть более десятилетия с выхода фильма, лента уже раз двести спародирована и упомянута в кино, а технологические наработки «Матрицы» до сих пор активно используются. Для девяностых годов картина стала тем же, чем является «Аватар» Кэмерона для нулевых – эффектным завершением цикла и прорывом в будущее. Братья-режиссеры поспешили упрочить свое положение и спустя четыре года выпустили на экраны сразу два продолжения: «Матрица: Перезагрузка» и «Матрица: Революция». История появления этих долгожданных сиквелов памятна многим – создатели так сильно веровали в зрительскую любовь и собственные силы, что заплутали в трех соснах. Каждый последующий фильм был хуже и слабее предыдущего по всем аспектам.

Позднее сами Вачовски заявляли в прессе, что изначально планировали снимать «Матрицу» в виде трилогии. При всем уважении, данное утверждение выглядит запоздалой попыткой оправдаться. Братья понимали, что, снимая второй и третий фильм, им придется качественно переработать и дополнить историю, дабы вывести проект на новый уровень зрелищности и значимости. С первым всё удалось более-менее – визуальные пиршества смотрятся мощно и слаженно, а вот со сценарием Вачовски перемудрили, чем сильно разочаровали поклонников. Размазав красочные рукопашные баталии и погони тонким слоем по нудным диалогам и ненужному пафосу, создатели трилогии собственноручно загнали себя в угол.

Как бы там ни было, «Матрица» и по сей день является видным представителем жанра, входит во всевозможные списки «самых-самых» и вдохновляет кинематографистов на создание фильмов, в коих форма не должна превалировать над содержанием.

1 Trackback / Pingback

  1. Рецензия на фильм "Бегущий по лезвию" (Blade Runner, 1982) | Авторский киноблог Евгения Жаркова

Оставить комментарий