Рецензия на фильм «Дикая река» (The River Wild, 1994)

Представьте себе, собрались вы отправиться в поход. Взяли тушенку «Завтрак туриста», непутевого мужа-архитектора, который вечно занят своими набросками и днюет-ночует на работе, сынульку малолетнего и собаку. Багаж обременительный, но своя ноша, говорят, не тянет. Муж, конечно, рохля в интеллигентских очках, не имеющий должного уважения ни в глазах ребенка, ни в собачьем сердце. Зато вы – женщина в самом расцвете лет и сил. У вас за плечами опыт спортивных побед на ниве речных сплавов, позитивное отношение к жизни и стойкое стремление к достижению нирваны вопреки трещащему по швам браку.

Однако ж туристическая вылазка грозит обернуться большими неприятностями. Вся проблема в том, что ваши случайные попутчики – пара крепких парней с зеленой спортивной сумкой – оказываются намного опасней, нежели казалось с первого взгляда. Сначала они попросят вас показать пару приемов рафтинга, затем прикинутся друзьями, а там и вовсе пересядут в вашу лодку, угрожая пистолетом и грубой физической силой. Выясняется, что молодчики грабанули сельскую ярмарку, пришили охранника и теперь торопятся в Канаду, куда им добраться без вашей профессиональной помощи – ну нет никакой возможности.

Места здесь дикие, тайга американская, один полисмен в каноэ на тысячу миль приходится. На помощь звать бессмысленно и безрассудно, ведь с вами маленький ребенок, в чьей помощи бандиты как раз не нуждаются. И ежу понятно, что на конечной остановке с вами церемониться не станут, тем более что главарь банды – редкостный отморозок. Придется рассчитывать только на себя. И раз уж горящей избы и коней на скаку поблизости не наблюдается, то ограничимся усмирением уголовников и бурлящей порогами горной реки…

Историю неудачного уик-энда бывшей спортсменки, а ныне учительницы Гейл Хартман, сочинил никому не известный сценарист Денис О’Нил. Что характерно, славы ему это не прибавило, зато в послужном списке режиссера Кертиса Хэнсона стало одним напряженным триллером больше. За основу своего текста О’Нил взял типичный мотивчик современной литературы и кинематографа – «приличные белые люди в опасности». Добропорядочные американцы в кино частенько вляпываются в неприятности и частенько фоном для их страданий становится полное отсутствие цивилизации. Вспоминаем аналогичный (только не речной, а дорожный) триллер Джонатана Мостоу «Авария» с Куртом Расселом и классическую картину Джона Бурмена «Избавление».

На главную роль Хэнсон неожиданно для многих пригласил не какую-то боевитую мамзель с третьим размером разрядом по гребле, а достопочтенную Мерил Стрип, одну из самых именитых актрис Голливуда, известную своей приверженностью к драматическим постановкам. Каким образом режиссеру удалось заманить дважды лауреатку Оскара в практически бытовой триллер – остается загадкой, но ее согласие обязало и других участников проекта поддерживать планку профессионализма. Судя по всему, Стрип таки пообещали добавить в ее образ драматизма.

Зрители постарше помнят, как в советском прокате демонстрировался триллер Хэнсона «Окно спальни» с участием звезды «Полицейской академии» Стива Гуттенберга и очаровательной Элизабет МакГоверн. Затем, уже в эпоху видео, большой популярностью у киноманов пользовались картины «Дурное влияние» и «Рука, качающая колыбель». И везде, буквально везде, Хэнсон эксплуатирует один и тот стереотипный приемчик: добропорядочные люди страдают от вмешательства в их жизнь всяческих криминальных элементов. В «Окне спальни» случайный свидетель и законопослушный гражданин становится объектом преследования со стороны серийного маньяка. В «Дурном влиянии» преуспевающий финансист спутывается с загадочным типчиком, который оказывается коварным и опасным преступником. И, наконец, «Рука, качающая колыбель» рассказывает о счастливой семье, в жизнь которой вторгается зловредная нянечка, мечтающая занять место своей хозяйки.

Однако ж на «Дикой реке» зрители от шаблонов Хэнсона подустали. И, судя по всему, сам режиссер тоже запарился рассказывать одну и ту же историю в разных антуражах. Тем более что «Дикая река» как бы распадается на две неравнозначные части. Первая половина фильма, призванная раскрыть перед массами драматический талант Мерил Стрип, откровенно заставляет зрителей скучать. Видно, что создатели ленты старались тщательно подготовить почву для дальнейших событий, что вылилось в вялотекущие выяснения отношений, семейные дрязги и прочие «радости» брачной жизни земных обитателей.

Ближе к середине повествования, когда Хэнсон наконец-то вспомнил, что снимает триллер, а не семейную драму, действие оживает. Негодяйские мерзавцы перестают играть в приветливых незнакомцев, начиная третировать интеллигентов по полной схеме. Тут и композитор Джерри Голдсмит просыпается, дополняя картинку тревожными нотками. И оператор Роберт Элсвит словно вспоминает, что окромя Мерил Стрип и таежных пейзажей в кадр должны попадать и более захватывающие вещи. С момента, когда игра в «кошки-мышки» превращается в игру на выживание, персонажи преображаются, усиливается напряжение и Хэнсон садится на любимого конька, заставляя аудиторию нервничать и переживать за судьбу героев.

Но тетиву авторы ленты всё же успели перетянуть. То ли речная тематика не вдохновляет публику, то ли Стрип в роли боевитой мамаши выглядела не слишком убедительно, но «Дикая река», порадовав критиков, в прокате выступила крайне неуверенно. Что, вероятно, больше всех расстроило Кевина Бейкона, коему как никогда удалась роль главного подонка. Бейкон благодаря своей специфической внешности и особенно улыбке частенько изображает на экране мерзавцев. В «Дикой реке» он просто превзошел себя, поэтому финальная кончина негодяя (это даже не спойлер, а вполне стандартный голливудский хэппи-энд) воспринимается как нечто само собой разумеющееся.

Проделав работу над ошибками, спустя три года Кертис Хэнсон снимет свой самый знаменитый и, вероятно, лучший фильм за всю карьеру — детектив «Секреты Лос-Анджелеса». Куда, кстати, из кастинга «Дикой реки» переберется актер Дэвид Стрэтэйрн, сыгравший в «Секретах» роль теневого бизнесмена Пирса Пэтчетта. И это, слава Богу, единственное, что позаимствовал Хэнсон из своего прошлого, полностью переработав собственный постановочный стиль.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий