Рецензия на фильм «Живая сталь» (Real Steel, 2011)

До чего дошел прогресс? Труд физический не исчез. Просто вкалывают, простите, вламывают роботы, а не человек. Тем, кто уже успел ознакомиться с последним на сегодня фильмом режиссера Шона Леви «Живая сталь», сей постулат не кажется фантастическим.

Недалекое будущее человечества в очередной раз предстает перед нами в виде неутомимого «Сколково». Только вместо мрачного техногенного кризиса «Терминатора» или апокалипсиса «Матрицы» Леви предлагает нам более «радужную» перспективу. Страсть к зрелищам и тяга к насилию реализовались в изобретении принципиально нового развлечения – робобокса. Теперь соперники могут беспрепятственно калечить друг дружку на ринге, отрывать конечности и разбрызгивать машинное масло на визжащую от восторга аудиторию. Как говорится, на съемках фильма ни одно живое существо не пострадало.

… Чарли Кентон – лузер со стажем. И всё-то у него бывшее. Спортивная карьера, жена и даже роботы-бойцы, коих Чарли скупает по дешевке, латает и выпускает на подпольные бои, в надежде срубить немного деньжат. Б/у железяки, как правило, расходятся на запчасти в первом же раунде, а горе-менеджер ныкается от кредиторов и ищет любую возможность занять денег без отдачи.

Узнав о кончине супруги, Чарли, в свойственной ему манере, решает использовать сию скорбную весть для пользы дела.  Грамотно проведя переговоры, он реализует свои отцовские права на 11-летнего сына Макса, но для виду, чтобы не огорчать своей меркантильностью родную тетку-опекуншу, прибирает мальчишку на лето. Пацан оказался с характером, но отцовский дорожный стиль жизни ему импонирует. Вместе они колесят по Америке недалекого будущего и шарятся по свалкам в поисках запчастей для очередного робота.

Во время одной такой ночной вылазки Макс обнаруживает в куче мусора старого андроида. Железяка по кличке Атом — на самом деле даже не боец, а спарринг-партнер, груша для настоящих робобоксеров. Но мальчишка загорелся идеей и при помощи напильника и матерного слова привел это ведро с болтами в надлежащий для схватки вид. Новоиспеченным родственникам удается выиграть несколько боев, после чего их приглашают поучаствовать в главном турнире страны. Хороший шанс, чтобы показать зубы маститым чемпионам и заодно наладить семейные отношения…

Чтобы понять, откуда растут ноги, обратимся к фильмографии постановщика ленты Шона Леви. Первый успех к канадцу постучался в дверь в 2003-м, вместе с премьерой живенькой комедии «Молодожены». Потом был средней паршивости ремейк «Розовой пантеры» и, наконец, большая куча баксов благодаря семейной сентиментальной картине «Ночь в музее». И вот тут-то Леви и поимел отличный шаблон, иметь который он продолжает до сих пор: трогательный неудачник бытовым героизмом пробивает себе путь к уважению и любви близких. По этой же кальке Леви снял «Живую сталь».

Издалека, то бишь на стадии трейлера, лента казалась многообещающим блокбастером и будущим ниспровергателем «Трансформеров». На поверку выяснилось, что по сравнению с масштабным замыслом Майкла Бэя, «Живая сталь» выглядит аки чахлый робот Атом на фоне чемпиона Зевса. Ни кожей, ни рожей. Ни фальшиво исполненный эмоциональный надрыв Хью Джекмана, ни танцы в стиле Джастина Бибера, ни даже кулачные компьютерные бои человекоподобных роботов не сумели спасти проект от закономерного фиаско в прокате. А ведь задумка была неплохая. Но плавно издохла, исполненная кривыми руками.

Печально то, что сюжет предсказуем до самого последнего титра. Блудный отец и сын сквозь тернии к звездам мчатся навстречу взаимопониманию. Периодически отрываясь на ожесточенные споры о том, кому рулить очередной схваткой. Юный Дакота Гойо, он же молодой Тор из одноименного фильма, сыграл средне, но терпимо, благо, что вписался в модный тренд уже упомянутого Бибера. Остается большим секретом, как продюсерам удалось заманить в столь пафосно-слюнявый проект по-настоящему хорошего актера Хью Джекмана. Неужели австралиец тоже испытывает лишения, схожие с трудностями своего персонажа? По крайней мере, когда он приезжал в Москву в рамках рекламной кампании «Живой стали», он казался счастливым и довольным. Впрочем, чего не сделаешь ради больших денег?

Поймите меня правильно, роботы и впрямь вышли здоровские. Мощные, блестящие, гремящие. Но очередного Рокки из Джекмана не получилось. Для спортсмена, потерявшего шанс завоевать титул, он что-то не особо переживает. Соответственно, расчувствоваться вместе с ним не получается. И слезы счастья, катящиеся по щекам героев в финальной сцене, могут вызвать приступ радости только у слабоумного. Настолько наигранно и фальшиво это выглядит.

Можно было, конечно, закрыть глаза на всю эту липкую приторность, сосредоточив внимание на компьютерном чукалове, коим создатели ленты завлекали аудиторию в кинотеатры. Но и здесь авторы откровенно опростоволосились, заставив публику взирать на однообразные тычки и апперкоты. Интригу боев сценаристы, по всей видимости, слямзили из ранних фильмов Ван Дамма: хорошего парня всю дорогу мутузят до состояния нестояния, после чего, в последнем раунде, он обретает второе дыхание и одерживает убедительную победу коронным ударом. Для Жана-Клода такой сюжет был верхом творческой удачи, но, простите, стоило ли ради той же цели вбухивать несколько десятков миллионов в воссоздание шикарных роботов? Только чтобы продемонстрировать очевидный прогресс в хореографии по сравнению с месивом «Трансформеров»?

Молодежи понравилось. Саундтрек бодрый, современный. Актеры ухоженные, подкачанные. Бойцы блестящие. Опять же мораль имеется и любовь-морковь. Кое-кто ждал, что лапочка Джекман исполнит свой фирменный танец из рекламы Lipton, но обошлось. Сравнивать поделку Леви с культовыми боксерскими картинами, вроде «Рокки» или «Али», попросту кощунственно. Даже сами американцы, коим мы вечно приписываем попкорновые мозги, отказались воспринимать «Живую сталь» серьезно. Хорошее семейное кино с понятными нравственными ценностями – вот вердикт большинства западных киноизданий. Увы, и эту психологически важную планку в своем творчестве Шон Леви пока не может (или не хочет) преодолеть. От его работ за версту несет коммерческим душком и, как бы весело и задорно это не было исполнено, осадок от нарисованных улыбок и вымученных эмоций остается неприятный.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий