Приключенческая пародия «Мушкетеры» (The Three Musketeers, 2011)

Многие легендарные произведения литературы (а в подобном статусе приключенческого романа «Три мушкетера» Александра Дюма-отца сомневаться не приходится) в наше время подвергаются переосмыслению. Последнее редко принимает форму уважительную. Всё больше норовят обстебать или абстрагироваться от оригинала как можно сильнее, дабы поразить непритязательную публику оригинальностью замысла и «новаторством».

Прямолинейная экранизация «Трех мушкетеров» — это моветон. По крайней мере, в нынешнем Голливуде. Кому нужна дословная интерпретация всемирно известного шедевра, написанного в середине XIX века? Тем более что такие попытки уже не раз предпринимались (например, «Три мушкетера» Стивена Херека, 1993 год) и ни к чему хорошему ни привели. Посему Пол У.С. Андерсон, идейный вдохновитель проекта и создатель «Обители зла» и «Чужого против Хищника», разумно предположил, что новую экранизацию нужно увести подальше от первоисточника. Сделать понятнее, боевитей и гламурней. В конце концов, если Гаю Ричи разрешили поиграться с Шерлоком Холмсом, то, что мешает позаимствовать у их соседей-французов других, не менее знаменитых персонажей? Ну покрутится Дюма-отец в своем гробу немножко. Кому какое дело?

… Франция, XVII век. Молодой Людовик XIII, обрученный своей матерью Марией Медичи с испанской принцессой Анной Австрийской, испытывает трудности в политической и личной жизни. Ни черта не смысля в закулисной возне у подножия трона, Людовик предпочел негласно передать бразды правления своему министру кардиналу Ришелье. Последний же мечтает превратиться из кукловода в настоящего правителя, поэтому повсеместно строит юному монарху козни и чинит всяческие пакости. Задача минимум – рассорить правителя с королевой. А как максимум – развязать войну с соседней Англией и показать кузькину мать остальным европейским государствам.

Неоперившийся гасконец д’Артаньян прибывает в Париж с целью стать мушкетером на службе короля. Однако его бедная, но дворянская гордость вкупе с завышенным самомнением, пылкой дерзостью и нелепым окрасом лошади ввергают юношу в бездну бесконечных приключений. Не успев объявиться в городе, д’Артаньян становится участником тройной дуэли, победителем в схватке с гвардейцами кардинала, а также обретает любовь симпатичной фрейлины и благосклонность короля.

Но враги в лице Ришелье, его шпионской лазутчицы миледи де Винтер и капитана гвардейцев Рошфора не дремлют. Во благо Франции эта, отнюдь не святая, троица собирается жестоко подставить Анну Австрийскую с брюликами и раздуть  из мухи конфликт с могущественным британским герцогом Бекингемом. Прознав об истинных намерениях министра, королева поручает верным мушкетерам опередить заговорщиков и вернуть украденное ожерелье…

Некоторые наши соотечественники до сих пор искренне полагают, что самой удачной и аутентичной является экранизация Юнгвальда-Хилькевича с Михаилом Боярским. Будем честны, это не так. Отечественный мюзикл отличается множественными историческими ляпами, небрежным кастингом (многие актеры, в частности Фрейндлих, Табаков и Боярский, намного старше своих персонажей), весьма скромными по исполнению батальными сценами, ненужной детализацией и изрядно затянутым хронометражом. Что, по сути, ставит сей опус в один ряд с недавним творением Пола У.С. Андерсона, ибо в обоих случаях авторы экранизировали не роман Дюма-отца, а свое собственное восприятие книги и ее событий. С той лишь разницей, что никакой ностальгии к Андерсону мы не испытываем, а потому его потуги слепить «из того, что было» предвзято не одобрям-с.

А было у Андерсона много чего. После относительно успешных финансовых достижений своей зомби-трэш-франшизы «Обитель зла», режиссер «Смертельной битвы» и «Солдата» стал сам продюсировать собственные работы в кино. Легкие деньги привлекли таких же «знатоков киноискусства» из числа спонсоров, что в итоге суммировалось в 75-миллионный бюджет. Что, в свою очередь, позволило авторам выпустить картину в 3D, пригласить в кадр профессиональных исполнителей среднего звена, раскошелиться на масштабные спецэффекты, декорации и костюмы. Увы, сие не помогло скрыть полное отсутствие свежих идей по реализации в двадцать-какой-то раз затертого сюжета.

С кастингом всё более-менее ужасно. Мало кто сомневался, что большую часть лоскутного одеяла, коим представляются «Мушкетеры», перетянет на себя Милла Йовович (Миледи), бессменная муза и жена постановщика. Несмотря на то, что актерские таланты Милы вызывают некоторое сомнение, девушка она приятная во всех отношениях, внешне и внутренне. И, что  самое главное, наша, родная, отечественного разлива. Этот факт плюс ее несомненное обаяние тащат ленту на светлую сторону Силы. Также как и участие Орландо Блума, неожиданно удачно сменившего амплуа «симпатичного лапочки Леголаса» на вполне мужественного и колоритного злодея-интригана Бекингема.

Рошфор в исполнении Мадса Миккельсена вызывает уважение, хотя актеру пора задуматься о своей тяге к персонажам с проблемным зрением (Ле Шифр из «Казино Рояль»). При этом совершенно не оправдал надежд немец Кристоф Вальц (Ришелье), который после своего блестящего выступления в «Бесславных ублюдках» Тарантино медленно и верно катится по наклонной проходных ролей и больших гонораров.

С положительными образами всё намного хуже. На мушкетеров бросили крепкий средний класс, поэтому незнакомые широкой аудитории лица Рэя Уинстона (Портос), Мэттью Макфейдена (Атос) и Люка Эванса (Арамис) своей командной игрой славы не возымеют. Логан Лерман был скучен и однообразен в роли д’Артаньяна, но спишем это на молодость и отсутствие опыта. Дадим парнишке шанс в сиквеле «Перси Джексона». Констанция и королева Анна отсутствовали в фильме как класс, хотя последняя хотя бы отдаленно напоминает оригинал, благо, что сохранились портреты той эпохи. Но больше всего досталось слугам мушкетеров, из которых на экране появляется лишь один Планше (Джеймс Корден), да и тот из полезного малого зачем-то превратился в сельского дурачка.

Вы спросите, почему нет ни слова о короле Людовике. Наверное, потому, что в фильме нет короля Людовика XIII. Есть какой-то позорный клоун, чье имя мне не хочется поминать, ведущий себя как латентный гомосексуалист (даже если такие слухи и есть, не стоило им потворствовать) и паяц. Полный ноль. На его фоне даже серая мышка Констанция блистает аки алмазные подвески.

Можно еще долго утирать слезы, видя, как огромные деньги парят по экрану в виде вычурных дирижаблей. Можно кусками выдирать из опуса Андерсона чужие находки, вроде слоу-мо полетов «Матрицы» и корабельных баталий «Пиратов Карибского моря». Можно. Но не нужно. Как не нужно пережевывать примитивные диалоги и отыскивать в фильме неувязки с законами физики. Всё это бросается в глаза одним большим, ярким аттракционом с бесполезными 3D-эффектами и немощной работой сценаристов. И если наш д’Артаньян мог протяжно затянуть «Мерси боку» и этим брал за душу с пол-оборота, то американскому варианту остается лишь бравировать молодостью и умением клеить девчонок по вторникам.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий