Триллер «Погребенный заживо» (Buried, 2010)

Неумение следить за выражениями может привести к самым неожиданным последствиям. Как в ситуации с перспективным голливудским малым Райаном Рейнольдсом, коему агенты предложили ненадолго сменить амплуа. «В гробу я видал ваши малобюджетные затеи», — ответил им актер, успевший к тому времени поболтаться в браке с красоткой Скарлетт Йоханссон и промелькнуть в составе третьего «Блэйда» и «Росомахи».

В гробу, так в гробу, подумалось его менеджерам. И свели они его с безызвестным испанцем Родриго Кортесом, задумавшем снять триллер в отдельно взятом уютном ящике.

Многим киноманам памятен момент из второй части тарантиновского «Убить Билла». Тот самый, где Ума Турман силой воли и железными пальцами пробивает себе путь из могилы. Разумеется, чудесное освобождение главной героини не столько связано с мастерством кун-фу, сколько с трепетным отношением режиссера к актрисе. Турман помялась, испортила прическу и макияж, но вылезла на свет Божий. В жизни оно все куда серьезней. А Кортес хотел снять вроде как жизненный триллер. Что, вроде как, и сделал.

…Американец Пол Конрой прибыл в недружественный Ирак с гуманитарной миссией. По крайней мере, так ему казалось. Простым водилой нанялся он восстанавливать то, что ранее сравняли с землей его соотечественники. Оружия шоферу не полагается, ведь он не солдат, но для местных жителей будь он хоть с красным крестом на лбу, Конрой по-прежнему враг. Оккупант. И потенциальное средство наживы.

Очнувшись в тесном деревянном ящике, Пол находит в кармане зажигалку Zippo, а на полу – мобильный телефон. Последнее, что он помнит – на их конвой напали местные сепаратисты, однако кто и зачем заколотил беднягу и засыпал песочком? Пройдя по очереди стадии панического ужаса, истерики и ненависти, Конрой осознает всю печаль своей ситуации и начинает названивать всем подряд, начиная со своей жены и службы 911 и заканчивая ФБР.

Телефон в могилу просто так не кладут, логично рассуждает Пол. Значится, кому-то его медленное угасание от удушья должно принести пользу. Вскоре объявляется и владелец мобильника, требующий от погребенного заживо Конроя 5 миллионов денег. Несчастный и сам бы не отказался от такой суммы, но, увы, его жизнь стоит намного меньше. А правительство далекой родины переговоров с террористами не ведет. Вот и приходится парню париться в душном гробу в ожидании двух возможных исходов, каждый из которых, так или иначе, закончит его страдания…

Тот еще выдумщик этот Кортес. Нет, в кино и раньше предпринимались попытки ограничить жизненное пространство героев по максимуму. Действие иных картин происходит в одной квартире или даже комнате, но в гробу? Неудивительно, что задумку сценариста Криса Старлинга по достоинству оценили на родине фильма, в Испании, где ленте достался приз Гойя (национальная испанская кинопремия) за лучший оригинальный сценарий, а также звук и монтаж. Интересно, что в том же 2010 году британец Дэнни Бойл выпустил похожую драму «127 часов» о злоключениях незадачливого туриста, попавшего в каменную ловушку. Оба фильма были высоко оценены критиками и зрителями и неплохо заработали в прокате. Вопрос в том, заслуженно ли? И если к Дэнни Бойлу особых претензий нет, тем более что его история была списана с реальных событий, то к выдумке Кортеса они имеются.

Понятное дело, разнообразием картинки и зрелищностью «Погребенный заживо» не отличается. За весь фильм поверхность не будет показана ни разу. Создатели фильма отказались от всяческих флэшбеков и видений, предложив аудитории полуторачасовой репортаж из деревянного ящика почти в реальном времени. Театр одного актера разворачивается при свете зажигалки легко узнаваемого бренда Zippo и светящемся экране мобильника BlackBerry. Немудрено, что к концу съемок (17 дней в Барселоне) Райан Рейнольдс порядком подустал в гордом одиночестве зачитывать сценарий на сотовый телефон. Все остальные актеры отметились в кадре лишь голосами.

Несмотря на то, что реализм якобы прет из всех щелей, авторы все же некоторые детали подрихтовали в угоду замыслу, потеряв нить правдоподобности. Это и заботливый похититель, пополнивший баланс мобильника, дабы наш герой мог беспрепятственно разговаривать в роуминге со своей женой, работой и агентами ФБР. Это и безотказная зажигалка, уверенно сжигающая кислород в тесном гробу семимильными шагами, что почему-то беспокоит Пола Конроя меньше всего. Да и сам принцип вымогания «миллионов денег» из американского правительства представляется не хорошо налаженным бизнесом, а актом отчаяния, ибо если никто никому ни разу не заплатил выкуп, то на кой черт разыгрывать эту комедию с погребением. Не проще ли приставить к виску пистолет и добиться того же результата за меньшее время и более скупыми средствами?

Все эти вопросы, хоть и крутятся в голове во время просмотра, не мешают нам искренне сопереживать трудяге Полу, попавшему в «стесненные обстоятельства». А там и некому больше сочувствовать. Все персонажи на другом конце трубки – схематично прорисованные мерзавцы. Бюрократы, лентяи, перестраховщики и прочие официальные лица. На этом самом месте триллер о выживании неожиданно вызывает к жизни социально-политический подтекст о трудностях бытия рядовых граждан США, брошенных гадким правительством на амбразуру очередной войны за ресурсы. Кортес, правда, этот посыл особо развивать не стал, ограничившись скользкими намеками на цинизм гражданских служащих и вояк, готовых стереть человека только потому, что он портит им статистику.

Не будем кривить душой. Судьба Пола Конроя предсказуемо тосклива. Нашлись даже особо дотошные зрители, просчитавшие точное количество кислорода в гробу. Из чего выходит, что авторы отвели герою даже больше времени, чем он реально мог себе позволить. Почему-то многих коробит тот факт, что Пол Конрой, зараза, никак не дохнет, а продолжает принимать звонки на мобильник, чья батарея также проявляет чудеса выдержки. И все же простим авторам некоторые упущения в физике процесса, ибо не на этом они фокусировали внимание зрителя.

Райан Рейнольдс – молодец. Полтора часа паниковать одним лицом и ненавидеть весь мир у него получилось. Оператор всячески ухитрялся, дабы разнообразить картинку, демонстрируя то потерянный взгляд героя, то его скрюченные ноги, то обветренные губы. Т.е. выжимая из замкнутого пространства максимум экшна. Не везде, на мой взгляд, это получилось, местами картина провисает в задумчивой медитации, как бы давая зрителю возможность передохнуть и осмыслить происходящее наравне с героем. А так как осмысливать, собственно, нечего, остается лишь напряженно вглядываться в темноту и ждать, когда мучения персонажа закончатся.

Жаль только, что сам Кортес так и не смог по ходу определиться, что именно он снимает: то ли психологическую драму маленького человека, то ли политизированный триллер. Наставления не получилось. И смысловая нагрузка страданий Пола Конроя сводится к всепоглощающему нулю. А нуль, хоть и помноженный на старательность и рвение, все равно нулем и останется.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий