Фантастический триллер «Прометей» (Prometheus, 2012)

По мере пребывания в телесной оболочке, что для одних считается жизнью, а для других выживанием, мы сталкиваемся с триллионами частных и общих вопросов.

Как радоваться жизни на одну зарплату? Как возлюбить ближнего, не подставляя вторую щеку? Как завоевывать друзей, а в особенности подруг? Каждый вопрос с течением времени превращается в тот или иной ответ. Иногда удовлетворительный, иногда безысходно печальный, чаще всего бесполезно информативный. Но лишь одна дилемма человечеством не решена до сих пор. Кто мы, откуда пришли и куда движемся?

Иные на этот вопрос отвечают слепой верой. Им известно откуда и куда, а пресловутое «зачем» — всего лишь переходный период, полный страданий и искушений. Другие почти уверены в «откуда», но с трудом понимают цель и тратят целую жизнь на размышления. Прочие и вовсе не задумываются, используя готовые истины и постулаты. Отсюда вылез, туда положили. Живем одним днем и не морочим голову. И гори оно все синим пламенем.

«Прометей» Ридли Скотта – это еще одна попытка ответить на сакраментальный вопрос. Попытка достойная, но исповедующая давно известную и весьма популярную теорию инопланетного происхождения человечества. Хуже всего, что сами авторы фильма на поставленные ими же вопросы межгалактического масштаба так ничего толкового и не скажут. Аллюзии сменяют аллегории, метафоры подменяют банальный смысл, а герои продолжают жить и умирать. Каждый во имя того «бога», в которого он больше верит, будь то деньги, тщеславие или безудержная страсть к самопознанию.

… В году 2089 от Рождества Христова ученые Элизабет Шо и Чарли Холлоуэй обнаруживают в шотландских пещерах наскальную живопись, изображающую здоровенного мужика, указующего перстом на пять планет. Сия фреска стала последней каплей в исследовании молодых энтузиастов. Спонсируемая смертельно больным миллиардером Питером Уэйландом, экспедиция отправляется в запредельные галактики, где, по мнению Шо и Холлоуэя есть миры с разумными существами, создавшими нашу Землю.

Два года звездолет «Прометей» бороздил бескрайние глубины космоса, пока не уперся в конец своего путешествия. Размороженные от анабиоза, геологи, биологи и прочие алчные до знаний специалисты спускаются на поверхность планеты ЛВ-223, чтобы захлебнуться от счастья при виде рукотворных куполов, обезглавленных трупов инопланетян и странных контейнеров с органическим содержимым. И лишь один «человек» сохраняет спокойствие в общей атмосфере ликования – киборг Дэвид, которому необходимо выполнить свою, отличную от других, миссию.

Разумеется, землян с распростертыми объятьями не ждали. Тот, кто оставил на безымянном куске галактики все эти таинственные контейнеры и надписи, вовсе не страдал приступом «доброго самаритянина». И обнаружив останки своих создателей, земляне вовсе не решили головоломку мироздания. Они лишь столкнулись с силой, намного превышающей их собственную. И наконец-то поняли, что спится хорошо тому, кто меньше загружает мозг…

Ровно 33 года минуло с тех пор, как Ридли Скотт и сценаристы Дэн О’Бэннон и Рональд Шусетт выдумали «Чужого». И три десятилетия прошло, как Скотт-старший забросил жанр научной фантастики в долгий ящик («Бегущий по лезвию», 1982). За 30 лет режиссер создал много достойных картин, но никогда не забывал, что всемирную славу ему обеспечил все-таки не «Гладиатор», не «Царство небесное» и не «Черный дождь», а мрачный космический ужас, ставший впоследствии началом одной из самых впечатляющих кинофраншиз Голливуда.

Скотт – один из немногих деятелей голливудского мейнстрима, принципиально не снимающий продолжения собственных картин. В его фильмографии есть всего лишь один сиквел – «Ганнибал». Но и здесь режиссер продолжил начинания Джонатана Демме и его «Молчания ягнят». Что касается «Чужого», то к тому моменту, как Скотт морально созрел для собственного возвращения к этой истории, лента успела обрасти тремя прямыми и двумя косвенными сиквелами (дилогия «Чужой против Хищника»). Ничего нового в заданном направлении ему уже не мерещилось, поэтому постановщик сделал ход конем. То бишь обратился к предыстории.

Начнем с ложки дегтя. Точнее, поварешки. Еще на стадии кинопроизводства Скотт внезапно огорчил фанатов до невозможности, объявив, что фактически «Прометей» с «Чужим» никоим образом связан не будет. Режиссер слукавил. Если быть дотошным, то у новой картины обнаружится до фига и больше связей с оригиналом 1979 года. Это и общая мрачная атмосфера повествования, и прибытие звездолета на неизвестную и недружелюбную планету, и задумчивый андроид, коварно плетущий интриги. Не говоря уже о суровом и в нашем случае стервозном руководителе проекта, а также главной героине, неубиваемой никакими способами. Все эти пункты любовно списаны с «Чужого» практически в неизменном виде.

Но не это смущает в «Прометее». В конце концов, Скотт имел полное право пользоваться плодами собственных трудов, не спрашивая разрешения у кого-либо. Хуже то, что ни на один из ребром поставленных по ходу фильма вопросов, авторы так толком и не ответили. То есть весь философско-экзистенциальный подтекст, коим аудиторию усердно пичкали первые 30-40 минут, рассеялся с дымом пожарищ инопланетного корабля, имеющего форму краковской колбаски. Голый энтузиазм главной героини в приемлемом исполнении шведки Нуми Рапас («приемлемость» познается в сравнении с легендарной Рипли – Сигурни Уивер) так и остался голым. Стоило ли переться за тридевять землей, чтобы покопаться в мозгах мертвого пришельца и получить люлей от живого?

Несмотря на мешанину из  хороших, но не доведенных до ума, идей, Скотт и его оператор Дариуш Вольски в очередной раз воссоздали впечатляющее полотно. Шикарны пейзажи, панорамные виды и спецэффекты. Атмосфера ленты захватывает дух с первых минут. От величественных скалистых ландшафтов Шотландии (которая на самом деле Исландия) до завораживающих картин космоса. От страстей-мордастей в виде предков Ксеноморфов до убедительно превосходящих земную расу «жокеев» — инженеров «чужих». Визуально «Прометей», безусловно, можно считать одним из самых красивых фильмов нынешнего года. Во многом благодаря тому, что Ридли Скотт предпочитает прибегать к услугам компьютерщиков только тогда, когда не может воссоздать на экране эффект «натуральными» средствами.

С актерами все более-менее, но несколько хуже, нежели в «Чужом». Нуми Рапас, будучи модным выбором после громогласного успеха «Девушки с татуировкой дракона», смотрится неплохо, но до Уивер ей далековато. В одном дамочке не откажешь – неуязвимость у нее на высшем уровне. По крайней мере, ни цепкие щупальца инопланетной заразы, ни чугунные кулаки «жокея», ни даже падающий с неба звездолет не способны нанести ей ощутимый вред. Отличную компанию Рапас составляет Майкл Фассбендер, тоже исполнитель трендовый, но гораздо более разноплановый. Его Дэвид переплюнул по степени загадочности даже Эша из «Чужого» (Иэн Холм).

Остальным исполнителям повезло меньше. Шарлиз Терон, которой в последнее время по душе роли стерв, выдает привычный образ «блондинки вне закона». Капитана Янека (Идрис Эльба) безнадежно мало, как и самого колоритного участника экспедиции – геолога Файфилда (Шон Харрис). Другие статисты еще менее заметны. Все-таки перекос в сторону блокбастера чувствуется и в сценарии заложено слишком мало времени на раскрытие характеров.

Достоин ли «Прометей» своего предшественника? Безусловно. От частного Ридли Скотт перешел к общему и даже сделал легкий намек на продолжение истории доктора Элизабет Шо. Интересно, кто соблазнится продолжением «Прометея», ведь сам Скотт вряд ли станет доделывать начатое.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий