Суперкомикс «Темный рыцарь: Возрождение легенды» (The Dark Knight Rises, 2012)

Можно только пожалеть старика Альфреда, которого авторы таки заставили пустить скупую мужскую слезу на могилке своего протеже Брюса Уэйна. Ой, простите, неужели я нечаянно проболтался о сюжете нового фильма Кристофера Нолана? Впрочем, вы же не думали, что авторы «Возрождения легенды» всерьез намереваются закопать Бэтмена в сырую землю? Разве что основательно намять бока.

Следовало ожидать, что пока особо оголтелые фанаты будут требовать для Майкла Кейна третьего Оскара, остальной вменяемый мир непременно будет сравнивать третью заключительную часть с культовым «Темным рыцарем». Полагаю, что сами авторы были к этому готовы и пытались максимально соответствовать запросам публики. Последняя же взяла кассы штурмом заранее, раскупив все билеты на премьерные показы за месяц вперед. «Высокие стороны» сошлись в неравном бою, ибо планку сиквела Нолану побить не удалось. Но иногда сильный замах может сойти и за удар.

… Восемь лет минуло с тех пор, как Бэтмен указал Харви Денту на дверь. Убедившись, что любимый город может спать спокойно, Брюс Уэйн повесил кевларовые уши в шкаф и в статусе козла отпущения удалился на покой. Превратился в затворника аля Ховард Хьюз, только без отращивания километровых ногтей и писания в стакан. Ковыляя из комнаты в комнату своего загородного особняка, миллионер постепенно утратил надобность в общении с внешним миром, а доступ к телу остался только у его опекуна Альфреда. Последний же, хоть и недоволен тем, во что превращается жизнь и миллионное состояние Брюса, смиренно гниет заживо вместе с хозяином.

Тем временем Готэм, ежегодно поминающий Освободителя Дента, купается в миролюбивости. Полицейские целыми днями снимают кошек с деревьев, а тюрьмы трещат по швам от заключенных, усаженных по гроб жизни. Расслабившиеся граждане и не подозревают, что в внизу, в канализации, водятся не только пресловутые крокодилы, но и затевается грандиозный мятеж. Во главе бунта – харизматичный качок в наморднике, который мечтает, чтобы не было богатых и «все поделить». Злодей Бэйн в один прекрасный день обрубает город от остальной цивилизации и предлагает жителям мариноваться в собственном пролетарском счастье.

Единственный, кто может вернуть Готэм к прежней жизни – это Бэтмен. Однако ж перед этим Брюсу Уэйну предстоит пройти курс молодого бойца, ибо сытый голодного по определению победить не может. Готэм в руинах и жаждет возвращения супергероя в плаще. И он вернется, будьте уверены…

Очевидно, что Нолан не взял заявленную высоту. Может, потому что работал из-под палки, ибо трилогию надо было закруглять. Может, из-за недостатка персонажей уровня Джокера. А может, просто потому, что ожидания публики были слишком велики и несоразмерны задумке автора.

Эпичность замысла как-то незаметно переросла в самоцель. Нет, это не колосс на глиняных ногах, как абсолютное большинство современных блокбастеров. Это полноценный, масштабный, твердокаменный кусок пафоса, взимающийся прямо в небеса. Иным грандиозный финал не мог быть по определению. Каждый музыкальный аккорд Ханса Циммера, каждый несчастный взгляд жителя Готэма, каждый диалог раз за разом подводят невидимую черту в повествовании.

За непроницаемой завесой тяжеловесных реплик и столь же мощных баталий не сразу различим непонятно откуда взявшийся болливудский мотив. Словно пытаясь оправдаться за отступление от темы в «Темном рыцаре», Нолан поспешно нанизывает на шампур сюжета всех новых и новых родственников, отчаянно связывая события «Возрождения» с оригиналом 2005 года. Мораль проста: если не хотите к середине фильма запутаться в именах и датах, перед походом в кинотеатр стоит как минимум ознакомиться с первыми двумя фильмами. Иначе понять, откуда растут ноги у тех или иных фраз и поступков, просто невозможно.

Сам Нолан охарактеризовал все три фильма по принципу перехода из состояния «страха» через «хаос» в «боль». И хаос у него получился самым впечатляющим. В «боли» же мрачный социально-политический подтекст стал превалировать над развлекательной составляющей окончательно. Каждый герой принял позу двуликого Януса, пытаясь выбраться из параллельной реальности если не физически, то ментально. Женщина-кошка оказывается доброй самаритянкой, обирающей знатных господ. Злодей Бэйн взбирается на броневик, дабы узнаваемо «призгвать к геволюции». А Бэтмен и вовсе становится жертвенной фигурой. Как и полицейские, прущие с палками супротив пулеметов, и офицеры, надевающие парадный костюм в минуту величайшей опасности для нации.

Чего у «Возрождения легенды» не отнимешь, так это зрелищности. Принципиальный противник излишних компьютерных спецэффектов и 3D, Нолан умудряется скупыми по нынешним меркам средствами воссоздать на экране фэнтези высочайшей пробы. В его руках комикс начинает жить, превращаясь в нечто с приставкой «супер». И, несмотря на то, что третья часть однозначно не сможет побить рекорды сборов и посещаемости «Темного рыцаря», как и не осилит впечатляющие показатели марвеловских «Мстителей», это вряд ли скажется на популярности триквела, да и всей франшизы в целом. Нолан таки сумел перевернуть наше представление о якобы попсовом жанре и привнести в него собственный, фирменный стиль, от которого, простите меня за мой французский, прутся миллионы.

В новой трилогии поставлена жирная запятая. Ни Нолан, ни Бэйл, ни тем более Кейн больше не хотят, чтобы их имена ассоциировались лишь с комиксом про Бэтмена. И если Майклу Кейну такая участь грозит меньше всего, то Нолану действительно пора вставать на другие рельсы. Он сознательно не стал заколачивать дверь для будущих поколений, оставив лазейку для последующих продолжений. Сомневаться не стоит, студийные боссы сумеют воспользоваться предложенным шансом. Каким будет новый виток приключений Бэтмена, нам остается лишь гадать.

Бесспорно лишь одно. Жанр комикса впервые предстал на киноэкране таким, каким его задумывали создатели. Не легким, попкорновым чтивом, а серьезной вехой в извечной борьбе добра и зла. Супергерой Нолана – это, прежде всего, человек, а не его маска.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий