Историческая драма «Храброе сердце» (Braveheart, 1995)

Когда в середине 90-х годов Мэл Гибсон приступил к съемкам «Храброго сердца», актер находился в зените славы. Казалось бы, чего еще желать: миллионные гонорары, мировая известность, одобрение критиков после «Гамлета» и «Смертельного оружия» и целая армия поклонников. Однако австралиец явно был недоволен тем, что у большинства зрителей его фамилия ассоциируется лишь с боевиками и приключенческими фильмами.

Режиссерским дебютом Гибсона стала камерная лента «Человек без лица», в которой он сам исполнил главную роль. Не из принципа «хочешь что-то сделать хорошо, сделай сам», а просто потому, что многие приглашенные им актеры, узнав, что придется играть человека с физическим уродством и подолгу просиживать в гримерке, отказывались. Картина фурора в киномире не произвела, но для дебютанта выглядела очень достойно. И казалось, что Гибсона неминуемо постигнет участь всех актеров, пробующих себя в режиссуре: побалуется и вернется. Не тут-то было.

«Храброе сердце» — это настоящий, всамделишный триумф австралийского кинодеятеля. Почти трехчасовая историческая драма – это в абсолютном большинстве случаев большая головная боль для кинотеатров и продюсеров. Первым необходимо перекраивать всю прокатную сетку, пытаясь заработать столько же на меньшем количестве сеансов, а вторым – вкладывать огромные деньги в декорации, костюмы, антураж, оружие и прочие нюансы.

И нельзя сказать, что «Храброе сердце» слишком уж порадовало создателей кассовыми сборами. Все-таки сложно было надеяться, что картина Гибсона сумеет на равных биться с такими блокбастерами, как «Золотой глаз» или «Крепкий орешек 3». Куда ощутимей было для Гибсона признание его фильма лучшим по итогам года американской киноакадемией. Впервые в своей карьере австралиец, ранее на пушечный выстрел не подпускавшийся к Оскару, получил сразу две золотые статуэтки – как режиссер и как продюсер.

… В конце XIII века Шотландия находилась под гнетом Англии, коей правил жестокий король Эдуард I Длинноногий. Воспользовавшийся временным отсутствием прямого наследника короны в Шотландии и враждой кланов, Эдуард подкупил местную знать и после битвы при Спотсмуре в 1296-м, фактически, подчинил себе соседнюю страну. Однако его политика была непопулярной, а жажда неуступчивых горцев к свободе – непоколебимой. Посему уже в 1297-м на территории Шотландии вспыхнуло народное восстание, возглавил которое крестьянин Уильям Уоллес.

Поводом для мятежа стала публичная казнь молодой жены Уоллеса Марон, с которой Уильям обвенчался тайно, дабы английский лорд не смог воспользоваться т.н. «правом первой ночи». Уоллесу уже не впервые приходилось терять любимых, ведь его отец и родной брат также стали жертвами вероломности английского монарха. Локальный бунт вскоре перерос в настоящий крестовый поход, а Уоллес, мечтавший по возвращении на родину осесть и завести семью, превратился в народного героя. Слава об его подвигах быстро распространялась и под его знамена присоединялось все больше шотландцев.

Однако местные дворяне, чьи замки, титулы и богатство напрямую зависели от английской короны, не спешили поддержать народный бунт. Патриотические лозунги вдохновляли лишь тех, кому было нечего терять. А посему Уоллес, несмотря на непререкаемый авторитет в массах, оставался воином-одиночкой, чьи воззвания к свободе нации не находили отклика в заскорузлых душах помещиков. В итоге знать пошла на бессовестную сделку, предав идеалы своей отчизны в обмен на новые земли и золото. Уильяма схватили и казнили, превратив его в мученика и заставив тех, кто раньше отвернулся от него, взяться за оружие и отвоевать родину у захватчиков…

Оговоримся сразу, «Храброе сердце» — это не документальное исследование, а художественный фильм, поэтому многие факты реальной истории здесь упрощены или вовсе упущены. Это дало повод особо педантичным критикам обвинить Гибсона в сознательном переосмыслении жизнеописания Уильяма Уоллеса под свои нужды. Стоит ли говорить, что лента повествует о событиях давно ушедших времен, что серьезно усложнило задачу авторов. Ряд деталей не соответствует описываемой временной эпохе, а еще часть нюансов и персонажей были добавлены в кадр, что называется, для красного словца. Сценарист Рэндалл Уоллес, однофамилец главного персонажа, не смог отыскать развернутой информации о герое Шотландии, а посему в основном при написании текста опирался на поэму XV века под названием «Деяния сэра Уильяма Уоллеса, рыцаря Элдерсли».

Это отнюдь не умаляет заслуг Гибсона по реформированию жанра, ведь исторические блокбастеры – это один из слонов, на которых Голливуд держался со времен основания. Тем не менее, «Храброе сердце», будучи зажатым в тиски киноусловностей, умудряется удерживать зрительское внимание на всем протяжении фильма. Здесь нет неуклюжего пафоса, присущего большинству подобных картин. Авторы искусно разбавили историю масштабными батальными сценами, эмоциональными диалогами и лирикой. Посему лента пользовалась успехом как у мужчин, так и у женщин. Последние с удовольствием взирали на длинноволосого Гибсона, охмуряющего французскую принцессу (Софи Марсо), а первые смаковали невероятно натуралистичные рукопашные схватки и тонкую психологическую игру характеров.

Весь фильм снимался на натуре, то бишь на ландшафтах Шотландии, Англии и Ирландии, но только благодаря мастерству оператора Джона Толла эти смурые пейзажи действительно ожили. За свою работу Толл заслуженно получил Оскара, причем второй раз подряд, ибо его же чествовали годом ранее за великолепную картинку «Легенд осени». Не забудем упомянуть и прекрасное музыкальное сопровождение, написанное Джеймсом Хорнером, который постарался на славу. Звуки волынок и истинно шотландские напевы звучат в кадре органично, вызывая у зрителя каждый раз нужные эмоции, будь то эпизоды романтические иль трагические.

Разумеется, при съемках столь размашистого полотна (одна лишь первая батальная сцена битвы при Стерлинге снималась на протяжении шести недель) не обошлось без ляпов и скандалов. Среди первых – многочисленные исторические нестыковки, вроде появления в кадре принцессы Изабеллы, которая обосновалась при английском дворе только в 1308 году, т.е. спустя три года после смерти настоящего Уоллеса.

Что касается скандалов, то сами шотландцы были оскорблены образом Роберта Брюса, считающегося национальным героем и освободителем Шотландии. Историки же и представители сексуальных меньшинств возмущались портретом короля Эдуарда II (сына Длинноногого), изображенного в ленте конкретным гомосексуалистом. Впрочем, зная характер Мэла Гибсона, можно было ожидать такого эффекта, ведь сам австралиец всегда «славился» своими высказываниями в прессе. Другой вопрос, зачем искать в явной беллетристике (а на историческую правдоподобность «Храброе сердце» и не претендует) изъяны политкорректности?

Как бы там ни было, на сегодняшний день «Храброе сердце» остается самой выдающейся режиссерской работой Гибсона и одним из самых зрелищных исторических фильмов за последние двадцать лет. И дело вовсе не в полученном Оскаре, а в уверенной режиссуре, ярких характерных актерах, выдающейся операторской работе, музыке и невероятно трудоемкой деятельности по воссозданию эпохи.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий