Советские детективы Евгения Татарского

Буквально на днях в СМИ промелькнула новость о том, что «наше все» Федя Бондарчук взялся на восстановление киностудии «Ленфильм». Славной, между прочим, студии, в свое время подарившей нам и зрителям капиталистических стран такие шедевры, как «Чапаев», «Небесный тихоход», «Республика ШКИД», «Белое солнце пустыни», «Шерлок Холмс и доктор Ватсон» и «Особенности национальной охоты».

Но не об этих в разной степени замечательных фильмах сейчас пойдет речь, а о некоторых работах известного питерского режиссера Евгения Татарского, украсившего своим талантом и без того именитый «Ленфильм».

Вы будете удивлены, но будущий мастер криминального жанра своей дипломной работой обязан «Денискиным рассказам» Виктора Драгунского. Нет, это не знаменитое «Где это видано, где это слыхано», а действительно почти детективная история под названием «Пожар во флигеле». Короткометражный фильм, по всей видимости, устроил комиссию. И Татарскому включили зеленый свет.

Его первым заметным фильмом стала небезызвестная «Золотая мина» — двухсерийный советский боевик о том, как злостный рецидивист, бежавший из тюрьмы, пытается тайком раскопать собственноручно закопанный клад с награбленным. И здесь мы впервые сталкивается с фирменным почерком Татарского, который умело раскручивает детективную историю с множеством персонажей, так или иначе связанных друг с другом. Как обычно, лента была создана «по заказу министерства», следовательно, была предельно политкорректной и правильной до мозга костей. Что не помешало «Золотой мине», дебютировавшей на советском ТВ 24 июня 1978 года стать телехитом сезона.

На момент съемок картины Татарскому было уже 39 лет, ведь в кино он пришел относительно поздно. Может быть, поэтому главную роль он доверил не своему ровеснику Евгению Киндинову, а маститому актеру Михаилу Глузскому. Что весьма характерно для большинства работ режиссера, где ведущий сыщик – умудренный опытом и знаниями человеческой натуры ветеран. Впрочем, Глузский, хоть и ведет за собой дело, все же в экшне занимает место второстепенное. Широкоплечий и рослый Киндинов, в типично советском кондовом прикиде, внешне на супергероя не похож, но уверенно справляется как с рутиной сыска, так и с редкими, но меткими сценами действия.

Что интересно, злодея в «Золотой мине» поручили Олегу Далю, актеру с необычайной харизмой и обаянием. Даль, как водится, в любом образе был совершенен и неповторим, будь то милый дурачок Иванушка, хлюпик-любовник в гайдаевском «Не может быть» или уголовник с холодным, пронзительным взглядом в «Золотой мине». К слову, исполнитель и постановщик быстро нашли общий язык, и очень скоро порадовали нас совместной работой – интеллектуально-изысканным и обаятельным ретро-детективом «Приключения принца Флоризеля», где Даль уже сыграл совсем иную и бесспорно одну из лучших своих ролей.

В 1981 году, после кратковременного возвращения в детский жанр (лента «Лялька Руслан и его друг Санька») Татарский вновь возвращается к излюбленной тематике, однако на этот раз заказ министерства требовал возвращения к истокам. Посему фильм «Без видимых причин» рассказывает о событиях давно минувших, но еще памятных дней Гражданской войны, когда бравые красноармейцы «лечили» отчизну от белогвардейщины. Само собой, красные начинают и выигрывают и в этом плане интриги ноль, но снова Татарский  и его сценарист Сергей Александров («Прощальная гастроль «Артиста») лихо закручивают сюжет, каждые пять минут меняя правила игры.

Ведущие роли поделены между авторитетным Эрнстом Романовым и ровесником режиссера – актером Львом Прыгуновым. Киндинов здесь тоже засветился, но уже как отрицательный персонаж, как, кстати, и во «Флоризеле».

«Без видимых причин» вышла на волне интереса к тематике Гражданской войны, аккурат после громогласной премьеры двух первых частей долгоиграющего киносериала «Государственная граница». В нашем случае дело происходит в 1921 году, в небольшом городке, где помимо стандартных развлечений вроде театра самодеятельности имеется тюрьма строгого режима для «белой контры». Ее начальник Камчатов (Романов) вынужден управляться с постоянно растущим контингентом, да еще по мере сил отбиваться от банды есаула Мещерякова, выполняющего набеги из лесу. А тут еще как назло приходит телеграмма, сообщающая о появлении в городе матерого контрразведчика Овчинникова.

Фильм получился коротким, но зрелищным. Особенно любителей жанра порадует залихватски используемая «теория заговора», когда чуть ли не каждый персонаж играет в «фантомаса». Одна из первых ролей будущего гардемарина Шевелькова будет молниеносной, но яркой, тогда как Михаил Кононов уже успел полюбиться зрителям в «Большой перемене», а красавица Ирина Алферова – в советской экранизации «Трех мушкетеров». Да, лица все знакомые. Взять того же Игоря Дмитриева, который вновь после «Золотой мины», где он сыграл нечистого на руку пластического хирурга, появляется в небольшой, но запоминающейся роли театрального режиссера.

Вслед за этим в работе Татарского следует трехлетний перерыв, после чего он выпускает на отечественный телеэкран трехсерийный детектив «Колье Шарлотты» по мотивам романа Анатолия Ромова «Таможенный досмотр». Несмотря на легко узнаваемую манеру и стиль, данная работа, можно смело сказать, является одной из самых слабых и не зрелищных в фильмографии режиссера. Может потому, что для экранизации был выбран не совсем (точнее, совсем не) динамичный сюжет, а может Татарский устал отрабатывать заказы и работал без особого энтузиазма.

От чекистов и уголовного розыска автор ожидаемо перешел на верхнюю ступеньку: в основе сюжета «Колье Шарлотты» лежит история противостояния КГБ и неуловимых спекулянтов-фарцовщиков, пытающихся всеми правдами и неправдами выгодно реализовать забугорным коллекционерам раритетную драгоценность. Как всегда, сложную цепочку махинаций, убийств и правонарушений расследуют двое – маститый полковник Серегин (Кирилл Лавров) и его молодой протеже Антон Павлов (Вадим Ледогоров). Дуэт получился довольно интересным – дотошный, преданный делу и отчизне ветеран сыска и неопытный, но горячий стажер. И если Лавров на тот момент уже являлся одним из самых известных актеров СССР, то Вадим (кстати, сын Игоря Ледогорова) успел засветиться лишь в сериале «Люди и дельфины», а также в фантастическом фильме «Через тернии к звездам». В обоих случаях он работал в паре с отцом.

«Колье Шарлотты», несмотря на интересную задумку, страдает от перегруженности деталями и слишком уж скрупулезного переноса на экран. Фактически, третья серия – лишняя. Сжав картину до привычного двухсерийного формата, авторы бы выгадали в динамике, но, видимо, задача стояла не снять увлекательный триллер, а глубже копнуть в «гнилую» среду преступников, растаскивающих антиквариат.

После относительного успеха забавной комедии «Джек Восьмеркин – американец», Татарский, как и большинство талантливых режиссеров, в девяностые «потерялся» на смене эпох. И если в «Презумпции невиновности» с Полищук и Куравлевым почерк еще угадывался, то на последующих работах «потеря генеральной линии» сказалась сильно. Вплоть до конца девяностых Татарский маялся непонятными проектами, пока мастера не пригласили поучаствовать в разработке телесериала «Улицы разбитых фонарей». И с тех пор Евгений Маркович подвизался на телевидении уже российском, где его незаменимый опыт весьма пригодился в таких популярных криминальных постановках как «Убойная сила» и «Ниро Вульф и Арчи Гудвин».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий