Боевик «Харлей Дэвидсон и ковбой Мальборо» (Harley Davidson and the Marlboro Man, 1991)

У каждого уважающего себя героя боевиков наличествует коронная фраза. К примеру, «Железный Арни» беспрестанно «обещал вернуться», Владимир Машков в «Охоте на пиранью» постоянно твердил «Ну, это нормально», а усталый коп Дэнни Гловер в знаменитом «Смертельном оружии» сетовал на то, что «он слишком стар для всего этого дерьма».

У одного из двух главных героев приключенческого боевика Саймона Уинсера «Харлей Дэвидсон и ковбой Мальборо» (1991) тоже есть своя фишка. Любую мудрость он начинает словами «Когда мой старик покинул этот говеный мир, он сказал…». Не Бог весть что, но в подобном обрамлении всякая озвученная им банальность уверенно сходит за откровение. Особенно, если сказано от чистого сердца и по делу. А по иному наш ковбой и не умеет.

… Два закадычных приятеля – байкер по прозвищу Харлей Дэвидсон и ковбой Мальборо – являют собой полные противоположности друг друга. Первый слишком много философствует вслух, тогда как второй предпочитает молвить редко, но метко. Ковбой – стрелок от Бога, а его другу пистолет в руки лучше не давать, иначе не миновать беды. Их объединяет любовь к трем вещам – мотоциклам, женщинам и острым ощущениям, без которых жизнь – не жизнь.

Когда пути-дорожки товарищей вновь пересеклись, они с неудовольствием обнаружили, что их любимый рок-бар собирается заграбастать один наглый банкир. Так как в карманах друзей денег никогда не водилось, а за продление лицензии банк требует, ни много, ни мало, два с половиной ляма, Харлей и Мальборо организовывают ограбление инкассаторской машины. Но то, что поначалу казалось хорошей и беспроигрышной идеей, превращается в смертельную гонку. Вместо бабок кульки были под завязку наполнены новомодным наркотиком «Хрустальная мечта», а банкир оказался еще и наркобароном.

Потеряв своих друзей в перестрелке с подручными наркоторговца, Харлей и ковбой делают ноги, но затем возвращаются, чтобы отомстить. В конце концов, «лучше быть крутым покойником, чем живым слабаком»…

В это трудно поверить, но практически культовый у нас боевик австралийца Саймона Уинсера в американском прокате с треском провалился, не сумев окупить даже по тем временам скромный бюджет в 23 млн. долл. Это тем паче странно, учитывая, что в картине заняты тогдашние звезды в лице еще вполне симпатичного и не обезображенного боксом и ботоксом Микки Рурка и Дона Джонсона из сериалов «Полиция Майами: Отдел нравов» и «Детектив Нэш Бриджес».

Что самое удивительное, боевик Уинсера был слеплен по всем законам жанра buddy-movie, когда не отягощенный смыслом сюжет держится исключительно на драйве, экшне и перепалках главных героев. Но западный зритель, в отличие от отечественного, традиции не уважил и юмор не оценил. Редкий случай, когда разрыв в рейтингах Кинопоиска и IMDb составляет два с лишним пункта, а ведь речь идет о голливудском фильме, а не советской комедии.

Начнем с актеров. Микки Рурк появляется в фильме с позиции действующего секс-символа Голливуда (после премьер «9 с половиной недель» и «Дикой орхидеи» в этом сомневаться не приходится) и яркого драматического исполнителя, сыгравшего в таких нашумевших лентах как «Сердце ангела», «Часы отчаяния» и «Год дракона». Однако в фильме Уинсера Рурку досталась партия недалекого парня, который прост в общении, крут в драке и совершенно не умеет обращаться с оружием. И хотя кожаный прикид сидит на Микки как влитой (вспоминаем рекламу «Сникерса»), его щегольская внешность на байкерскую смахивает едва ли.

Дон Джонсон, наоборот, буквально недавно, в конце восьмидесятых, стал делать первые шаги в полном метре. Вся страна знала его по телевизионным постановкам, и у зрителя он, фактически, ассоциировался с крутыми и гладко выбритыми детективами из полицейских телешоу. Это ему Энцо Феррари преподнес в качестве уважения за работу над сериалом «Полиция Майами» персональную «Феррари Тестаросса». Он же наделал много шуму из ничего, когда явился в Белый дом на встречу с президентом Рейганом в обуви, надетой на босу ногу. Плюс облюбованный таблоидами брак с красоткой Мелани Гриффит, которая позже оставит Джонсона в пользу испанского мачо Антонио Бандераса. В общем, Джонсон – еще тот пряник.

Опять же, зритель был весьма удивлен, когда вместо лощенного красавца увидал на экране изрядно заросшего лицевой растительностью субъекта в джинсах и залепленных скотчем ботинках (им в ленте уделено особое внимание). Джонсон-ковбой оказался куда менее аутентичен, нежели ковбой Том Селлек, еще один усатый красавец из предыдущего фильма режиссера «Куигли в Австралии». Разрыв шаблона, как ни крути, стал еще одной причиной, почему копилка «Харлея Дэвидсона и ковбоя Мальборо» не наполнилась до краев звонкой монетой.

Не очень гладко вышло и с темной стороной силы. Главгад в исполнении малоизвестного тогда Тома Сайзмора совсем не впечатлил. Когда актер отъелся и получил боевое крещение сначала в «Настоящей любви» по сценарию Тарантино, а затем в «Прирожденных убийцах» Стоуна, он, что называется, нашел свою стезю и стал матерым профессионалом. Здесь же Сайзмор худой и какой-то невнятный. В нем уже чувствуется стержень будущих ролей, но нет злодейского шарма. Чуть получше образ вышел у Дэниэла Болдуина, одного из братьев знаменитого актерского клана. Крутой предводитель бронированных «плащей» с автоматом Steyr AUG в руке – отличная находка. Правда, Дэниэл – не Алек и отчаянно переигрывал в тех эпизодах, где ему приходилось отрывать рот, а не огонь из автомата.

Собственно, всех перечисленных причин хватило, чтобы родной, американский зритель картину недооценил. У нас же никаких ложных ассоциаций ни с Рурком, ни с Джонсоном отродясь не было. В эпоху VHS, а фильм вышел аккурат в момент появления первых частных телеканалов по всей России, боевик был воспринят на «ура» и стал глотком свежего воздуха на фоне уже немного приевшихся серьезных героев Шварценеггера, Сталлоне и прочих «рэмбо» восьмидесятых. Прибавим к этому бодрый саундтрек Бэзила Поледуриса и целый альбом отличных рок-композиций, включая заглавную песню Bon Jovi «Wanted Dead or Alive».

Тогда еще в корне советской аудитории импонировали емкие имена героев, благо, что все они, в большинстве своем, слизаны с всамделишных брендов. Фильм получился легким, ненапряжным, местами можно пустить слезу по убиенным товарищам байкера и ковбоя, местами порадоваться их неиссякающему оптимизму и пофигизму. Разойдясь по видеокассетам, а затем DVD, лента как-то незаметно, но закономерно стала классикой жанра. Микки Рурк, кстати, недолюбливает эту работу, сознавшись, что согласился участвовать в проекте только ради денег. А мы любим Харлея Дэвидсона за то, что никакие деньги не помешали ему поддержать своих друзей в горе и в радости.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий