Спортивная драма «Рокки» (Rocky, 1976)

Согласно заветам парадоксального Энди Уорхола, каждый человек может надеяться на свои 15 минут славы. Однако надеяться и грамотно распорядиться, как говорят в Одессе – две большие разницы. И нет ничего приятней славы неожиданной, не выстраданной годами и муками творчества, а свалившейся на голову, как снежный ком.

В 1976 году никому неизвестный актер итальянского происхождения Сильвестр Сталлоне продал двум продюсерам сценарий собственного сочинения – драму о боксере по имени Роберт Бальбоа (свой псевдоним Рокки персонаж фильма позаимствовал у знаменитого Рокки Марчиано). Продал на том условии, что сам исполнит главную роль. Прознав об этом обязательном пункте контракта, студийные боссы United Artists, планировавшие пригласить кого-нибудь из тогдашних звезд, вроде Джеймса Каана, Райана О’Нила или Роберта Редфорда, урезали первоначальный бюджет вдвое (до 1 миллиона долларов). В связи с чем продюсерам Ирвину Уинклеру и Роберту Чартоффу пришлось заложить в банк собственное имущество, дабы проект состоялся.

Результат известен всем киноманам. Спортивная драма «Рокки» побила все рекорды посещаемости, заработала в родном прокате гигантские по тем временам деньги (порядка 117 миллионов) и получила 10 номинаций на Оскара. Три из них превратились в золотые статуэтки, в том числе за лучший фильм года, за монтаж и режиссуру Джона Г. Эвилдсена. Сам Сталлоне не получил ничего, за исключением того, что мгновенно прославился на весь мир. Образ несгибаемого Рокки стал для актера путеводной звездой, пропуском в мир большого кино и визитной карточкой одновременно. Никогда позже Сталлоне не добивался столь ошеломительного успеха, а список его достижений в кинематографе пополнялся исключительно почетными премиями или, что случалось куда чаще, унизительными «Золотыми малинами».

Тем не менее, Сталлоне извлек правильный урок из невероятного дебюта. За следующее десятилетие он многократно укрепил свои позиции, снявшись в трех продолжениях «Рокки», а также нацепив на себя еще один одиозный ярлык в лице ветерана вьетнамской войны Джона Рэмбо. Свой шанс Слай использовал на все двести процентов, постепенно превратившись в культовую фигуру и одного из самых узнаваемых в мире деятелей Голливуда.

… Боксер-неудачник Рокки Бальбоа из бедных кварталов Филадельфии зарабатывает на жизнь тем, что периодически участвует в сомнительных боях, да вышибает долги из местных бизнесменов в пользу второсортного гангстера Тони Газзо. Все его «богатство» — это вечно побитая физиономия, грязная квартира, пара черепах и золотая рыбка. Свой зоопарк Рокки приобрел в соседней лавочке, тщетно пытаясь произвести впечатление на сестру-скромницу своего лучшего и, судя по всему, единственного приятеля Полли, работающего грузчиком на складе мясокомбината.

Дела в спорте у Рокки складываются совсем неважнецки: его тренер Микки, узнав, что Рокки пропускает тренировки ради пары десятков баксов от Газзо, прогоняет парня из зала. Тому только и остается, что использовать сей жалостливый факт в ухаживаниях за тихоней Эдриан, да надеяться на очередной подставной поединок. Однако судьба приготовила для Рокки подарок невиданной щедрости.

В преддверии двухсотлетия независимости США чернокожий чемпион-тяжеловес Аполло Крид намерен провести показательный бой с неизвестным боксером. По замыслу Крида схватка должна продемонстрировать, что Америка – страна равных возможностей. Выбор чемпиона падает на Рокки. В первую очередь, потому что он белый, к тому же потомок первооткрывателей, да и прозвище «Итальянский жеребец» будет красиво смотреться на афишах. Рокки понимает, что его шансы завоевать титул ничтожно малы. Он мечтает лишь о том, чтобы не упасть в первом же раунде. Однако спортивный голод и воля к победе сотворят чудо, которого зазнавшийся и уверенный в своем превосходстве чемпион никак не ожидал…

Без сомнения, «Рокки» — это не только самая удачная роль Сталлоне за всю его сорокалетнюю карьеру в кино, но и одна из лучших спортивных лент вообще. Американский институт киноискусства, независимая некоммерческая организация, ежегодно выпускающая собственные рейтинги, регулярно помещает картину Эвилдсена на второе место в списке лучших драм с участием спортсменов. К слову, верхушку рейтинга также неустанно занимает другой боксерский фильм – «Бешеный бык» Мартина Скорсезе.

Спрашивается, в чем секрет успеха «Рокки»? Очевидно, что не в масштабах и постановочном размахе. На миллион не сильно-то разбежишься. Это вам не «Титаник» с его тонущим колоссом и не эпический «Властелин колец». Большая часть бюджета была потрачена на грим, гонорары съемочной группы и постановку финальной схватки, которую Сталлоне пошагово расписал на 32 страницах.

В силу ограниченных финансов афиша была лишена каких-либо знаковых имен. Эвилдсена до «Рокки» никто не замечал, а из всей актерской тусовки наибольшими достижениями могла похвастаться лишь сестра Копполы, актриса Талия Шайр (Эдриан), успевшая дважды засветиться у брата в «Крестных отцах». Ни Берт Янг (Полли), ни Карл Уэзерс (Аполло) звезд с неба не хватали, снимаясь в кино преимущественно в эпизодах, а чаще всего в телесериалах. Единственным по-настоящему известным публике актером можно считать только ветерана Берджесса Мередита (тренер Микки), номинированного годом ранее на Оскара за фильм Шлезингера «День саранчи». Само собой, о Сталлоне речь вообще не идет. Мало того, что Слай также прозябал в проходных лентах, так он еще сильно опростоволосился в начале карьеры, снимаясь в софт-порно (его самый известный опус «Итальянский жеребец» перекочевал в «Рокки» в виде боксерского никнейма).

Все дело в сюжете, ведь неслучайно, что тот же Американский институт киноискусства считает «Рокки» одной из самых вдохновляющих лент за всю историю кино. Образ простого, недалекого, но искреннего парня с ранимой душой и большим сердцем закономерно оказался близок аудитории. Как и простая и понятная большинству история успеха. Рассказы о «великой американской мечте» всегда воодушевляли публику. Мало кому придет в голову стать знаменитым слабоумным, как Форрест Гамп, а вот выход на экран картины Эвилдсена спровоцировал в Америке всплеск интереса к любительскому и профессиональному боксу. Хотя сам герой отзывается о боксе, как «спорте для тупиц, коим нечего терять, окромя несуществующих извилин».

По сути, «Рокки» — своеобразная притча, вселяющая надежду без лишнего пафоса и пустой болтовни. Будь на месте Сталлоне одна из запланированных звезд, вроде Редфорда или Каана, и зритель вряд ли бы поверил в искренность и непосредственность главного героя. И этот знаменитый пробег по утренним улочкам Филадельфии под блестящую композицию Билла Конти знаменует не столько торжество спорта или физической культуры, сколько триумф силы воли.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий