Седьмое знамение фильм 1988 триллер мистика

Мистический триллер «Седьмое знамение» (The Seventh Sign, 1988)

«Седьмое знамение»: В году, безопасно отдаленном от неотвратимого миллениума, планета содрогнется от признаков наступающего Страшного суда: закипят моря, забагровеют реки, исламский джихад замерзнет в июльский зной, а брат пойдет на брата с особым остервенением. И только Солнце проигнорирует новозаветные намеки и, невзирая на причитания паствы Кукулькана, привычно спрячется за лунным диском, подтверждая астрономический прогноз. Далекая от судьбоносных решений девушка Эби озадачена тремя вещами: вялотекущей беременностью, цветом обоев в детской и поисками адекватного арендатора комнаты на чердаке. И невдомек ей, что всё в этом мире взаимосвязано, и что внешне приличный постоялец может за чашкой чая всерьез пошатнуть ее отсутствие веры, священник – оказаться оборотнем в сутане, а ожидаемое появление на свет первенца – стать событием планетарного масштаба.

На стыке тысячелетий и в преддверии страшного дня календаря массовая истерия по поводу конца света достигла своего апофигея. Есть что-то по-стокгольмски синдромное, разумом непостижимое, психиатрией неизлечимое в извечной тяге человека к саморазрушению и познанию своих небезграничных возможностей. Только хомо сапиенс, как подушками безопасности обложившись теорией Дарвина, псевдонаучными доводами и спасительным атеизмом, способен грешить без оглядки, искренне надеясь, что успеет сдохнуть до того момента, как существование Бога будет доказано в шахте адронного коллайдера. Апокалипсис как высшая мера наказания перестал быть чертой, за которой либо в чан, либо в кущи: по мнению абсолютного большинства неверующих жизнь на земле ничем не слаще адской редьки, а значит любой исход, включая небытие – суть избавление.

Верующим повезло чуть больше: их план эвакуации на случай небесной расправы подробно разжеван в Библии. Однако, как и всякий неоднозначно читаемый талмуд, книга эта в руках несведущих, что граната в лапах мартышки, вносит смуту и раздор. Примеров тому масса, в том числе и в нагляднейшем из искусств. Рандомно понадергав цитат из Откровения Иоанна Богослова, супруги-сценаристы Клиффорд и Эллен Грин нещадно препарировали самый популярный религиозный миф о втором пришествии. Сюжет фильма «Седьмое знамение» представляет собой бесцельное нагромождение образов, метафор, киноцитат, библейских текстов и манускриптов, зашифрованных древнееврейской тайнописью. Кладбищем творческих порывов обернулось желание состыковать в одном фильме иудейскую мифологию, Армагеддон, мораль о самопожертвовании и всамделишно беременную Деми Мур, чьи округлые формы как бы доказывают серьезность авторских притязаний – это вам не подушку к животу привязать, тут всё по-настоящему. Актриса и впрямь прочувствовала ответственность. Если не перед проектом, то перед растущим в чреве отпрыском. Собственно, талант и яркая внешность Деми и держат фильм «Седьмое знамение» на плаву, в то время как ее партнеры в отсутствии уверенной режиссерской хватки и при слабой харизме просто создают динамичный фон.

«Седьмое знамение» Карла Шульца – не первый и не последний флик, пытающийся нажиться на успехе классики Полански и Доннера. Имя им — легион и участь их – забвение. Это только в арифметике от перемены мест слагаемых сумма не меняется. В Голливуде условные тапки достаются тому, кто раньше застолбил тему, а посему, сколько не завывай за кадром грегорианский хор, сколько не летай голубка под сводами церкви, а тень тревоги по лицу не мелькнет, сердце холодом не обдаст, дрожь в коленках унимать не придется.

Добавить комментарий